25.09.2020 | Login

Реклама

 

 

 

 

Алексей Гончаров

Алексей Гончаров

Начало строительства Ивановского канала (1701г.)

Ивановский канал был второй предпринятой при Петре I попыткой «стыковки» водных систем рек Волги и Дона. Первый Волго-Донской канал связал речки Камышинку (приток Волги) и Иловлю (приток Дона). Работы здесь первоначально возглавлял полковник Брекель, позднее руководство ими было поручено английскому инженеру Джону Перри. Строительство, начатое в 1697 году, закончилось неудачей и в 1701 г. было остановлено.
Неудачное начало Северной войны не перечеркнуло планов и надежд, связанных с южными окраинами государства. В том же 1701 году были начаты канальные работы в районе Иван-озера. Трасса канала должна была пройти по территории Епифанского, Веневского, Дедиловского и Тульского уездов.

 


Рассказывая в своих записках о посещении этих мест вместе с Петром I в 1703 г., голландский путешественник К. де Бруин упоминает ценную деталь: сообщил, что «царь лично исследовал здесь еще прежде всю местность и почву земли, точно так же, как он сделал это в другой раз с нами». Эти слова вызывают доверие: де Бруину об обследовании этих мест, скорее всего, было сообщено самим царем или кем-то из его окружения во время совместного, для царя — повторного, их осмотра.
Этот вывод можно интерпретировать как свидетельство в пользу высказанного А. И. Миловидовым предположения (его поддерживают и некоторые последующие исследователи, например Д. М. Лебедев), что проект Ивановского канала принадлежал самому Петру I. Не противоречат ему и слова вице-адмирала К. И. Крюйса, так объяснявшего причину строительства канала: «К городу Воронежу немалое затруднение было ездить для частого осмотру корабельного строения и привозу разных потребностей из Москвы сухим путем, но его величество Петр Алексеевич оные трудности пресек…, чтоб таким образом из Москвы водою в Дон ходить».

 


Заготовка материалов для строительства Ивановского канала началась не позднее 1701 года, собственно строительство, как полагает, А. И. Миловидов, — в 1702-м. Фигурирующая в «Словаре географическом» А. М. Щекатова (1808), у И. П. Сахарова (1832 и др.) и И. Ф. Афремова (1850) более ранняя дата — 1697 г., с учетом документов, опубликованных Миловидовым, представляется маловероятной. Скорее всего, она ошибочно заимствована из истории строительства другого, — упомянутого выше Волго-Донского канала. Во всяком случае, у Сахарова (в «Достопамятностях города Тулы и его губернии») имеет место явная контаминация событий, относящихся к истории двух разных объектов.
Общее руководство работами на Иван-озере было поручено московскому коменданту кн. Матвею Петровичу Гагарину, с этой поры проводившему здесь большую часть времени. Работы включали расширение и углубление естественных водоемов и водотоков, строительство на них шлюзов, создание канала, который должен был заменить участок естественного русла р. Шат. Техническое руководство работами осуществляли голландские мастера. Их выполняли работники из 15 уездов, а также пленные шведы. В первый же год было построено 7 шлюзов.

 


Несколько раз, в том числе зимой 1703 г., по пути в Воронеж, осмотреть «епифанское слюзное дело и перекопную работу» заезжал на Иван-озеро Петр I. В этих краях он бывал и раньше, а именно в 1799 г., о чем, по сведениям Миловидова, сообщала надпись на памятнике, находившемся в его время в помещичьем саду с.Иваньково (7 верст от с.Иван-Озеро).
В связи с петровскими приездами на Иван-озеро нельзя не упомянуть о предании, касающемся посещения царем Куликова поля. Самая ранняя известная нам его фиксация относится к середине XIX века. Афремов в работе «Куликово поле» (1849), в связи со «знаменитой в истории зеленой дубравой, где при Куликовской битве скрывался засадный полк», замечает: «Гениальный преобразователь наш, Великий Петр, не раз проезжал с Иван-озерского канал посещать достопамятные места эти, и повелел заклеймить все дубы приснопамятной дубравы этой». Документы, подтверждающие это известие, пока не выявлены. Но, в общем, оно достаточно вероятно, во всяком случае, серьезных аргументов, опровергающих его, нет. Некоторые косвенные признаки позволяют предположительно связать посещение с самым началом строительных работ на канале — возможно, с 1702 г.
Близ Иван-озера некоторое время существовал выстроенный для царя небольшой путевой дворец — «государевы светлицы», к 1720 г., по сведениям документа этого времени, в значительной степени уже пришедшие в негодность. Упоминания о них встречаем, однако, вплоть до 1745 г. В относящейся к этому времени «Описи … дворцу и протчим материалам» отмечен материал постройки (она была деревянной), сообщены ее размеры (приблизительно 10.5 х 10.5 м). От светлиц фактически остались руины: стены не только основательно подгнили — две стены здания обрушились.

 


Любопытная деталь: в документе отмечены «имевшияся во дворце, в передней светлице, девяносто девять бочек заморской земли, называемой «семен» (или «семень». — И.Ю.). Упоминание о них встречаем и в более ранней описи 1733 г. По-видимому, речь идет об употреблявшемся при строительстве шлюзов цементе. В русский язык это слово попало через немецкий примерно в это самое время (первая фиксация — в Морском уставе 1724 г.).
Год 1711-й в биографии Петра Великого отмечен тяжелой военной неудачей: закончился поражением поход русской армии с царем во главе, предпринятый им этим летом против турок. России пришлось согласиться с передачей победителю с немалыми усилиями полтора десятилетия назад завоеванной и с той поры обживаемой и обустраивавшейся стратегически важной территории — устья Дона и Азовского побережья в районе Таганрогского залива. «Сие дело … не без печали, что лишиться тех мест, где столько труда и убытков положено», писал Петр сенаторам. С утратой этих земель радикально изменялась перспектива использования флота, с напряжением сил все эти годы строившегося на верфях рек донского бассейна. Сразу по заключении Прутского договора корабельное строительство здесь было остановлено, офицеры и мастера выведены. Был оставлен Азов, взорвана Таганрогская крепость. Часть судов удалось продать туркам, часть была уничтожена сразу, часть со временем.
Эти события самым непосредственным образом отразились и на судьбе Ивановского канала. Несмотря на то, что, по некоторым сведениям, по его трассе в 1707 г. удалось провести корабли (впрочем, Миловидов относится к этому утверждению скептически), многие проблемы, связанные со строительством и эксплуатацией канальных сооружений, оставались не решенными. К трудностям организационным и техническим прибавились теперь обстоятельства, делавшие канал в значительной степени ненужным.

 


Попытки вдохнуть жизнь в грандиозную стройку начала XVIII в. предпринимались впоследствии неоднократно. На протяжении всего этого столетия к каналу продолжали относиться как к объекту, имеющему определенную перспективу. Связанное с ним имущество охранялось. Несколько раз описывалось состояние его построек, обследовалась трасса. Один из всплесков интереса к нему относится к Екатериниской эпохе. Не забывали о нем и в первой половине XIX века.
За все время истории строительства на канале было построено 33 шлюза. Самый нижний из упских шлюзов находился в черте современной Тулы, недалеко от Зареченского моста.
Нынешнее состояние остатков канальных сооружений неизвестно. В середине XX века некоторые из них еще существовали. В литературе упоминается и об их существовании в более позднее время. Миловидов в работе, опубликованной в 1930 г., упоминает о вторичном использовании строительных материалов: заготовлении их в позднейшее время местным населением из остатков канальных сооружений, упоминает и «громадные, черные от воды, брусья шлюз». Эти брусья и большие дубовые пни, еще сохранившиеся близ реки Смолки, были последними следами «старого громадного леса, который рос на берегах Дона».

И. Н. Юркин
ЛИТЕРАТУРА:
Миловидов А. И. Достопримечательные села Тульской губернии. Село Иван-Озеро и Ивановский канал начатый Петром Великим.— Тула, 1892.— С.1-64.
Де Бруин К. Путешествия в Московию // Россия XVIII в. глазами иностранцев.— Л., 1989.— С.17-188.
Ивановский канал — с.112.
Задков Ю. Н. Ивановский канал. Страницы истории // Краеведческие чтения, посвященные 220-летию образования Тульской губернии: Сб. тез. докл., Тула, 18-19 дек, 1997 г.— Тула, 1997.— С.29-31.
Нарциссов П. Иван-Озеро (Остатки Ивановского канала) // По Тульскому краю: (Пособие для экскурсий).— Тула, 1925.— С.579-582.

 


Юркин И. Н. «В селе дворе — одна светлица…»: (Петр Великий на строительстве Ивановского канала) // Ораниенбаумские чтения: Сб. науч. статей и публикаций.— СПб., 2001.— Вып.I.— С.53-63.
Юркин И. Н. «И того б учинил о том по сему…»: (Ивановский канал в канцелярской переписке 10-х-20-х годов XVIII века) // Куликово поле: вопросы историко-культурного наследия: Труды науч.-практич. конф. «Куликово поле — уникальная культурно-ист. и природная территория. Проблемы изучения и сохранения военно-ист. и природного наследия Центральной России».— Тула. 2000.- С.195-207.
Миловидов А. И. Река Дон // Тульский край.— 1930.— № 3.— С.20-26.

Четверг, 13 марта 2008 07:59

Оленьково, ВКМ

Некоторые сведения из истории села Оленьково.

В «Оленькове» имение принадлежало помещику Казакевичу Евгению, который находился в Петербурге и служил подполковником у главнокомандующего Романова Николая Николаевича при царском дворе.
Семья его также проживала в Петербурге и только летом приезжала в Оленьково, а имение было передано под наблюдением и руководством управляющего Черникова Петра Васильевича. Рабочей силы было мало и вся работа в полях, садах и лесах проводилась временными рабочими за счет крестьян из окрестных деревень. Земли пахотной было примерно гектаров 700 и вся было расположена вокруг с. Оленьково. Садов было гектаров 20. В основном доход был от принадлежащих лесов, которые занимали территорию по границам:

 


Западная – от села Оленьково – хутор Миленина, Ильинка, Киселевка.
Южная – от д. Киселевка, Выселки, Курганцы.
Восточная – д. Изварино.
Северная – Сосновка, Оленьково.
От садов, полеводства и выращивания английских рысаков.
Имелись постройки на территории имения: двухэтажный дом деревянный, деревянный флигель, два жилых дома деревянные. Теплица, столовая-кухня, два жилых дома, подвал – холодильник, конюшня, скотный двор, каретный сарай, людская, жилое помещение, склад, оранжерея, второй подвал, большое здание, где проводился обмолот хлебов, стояла молотилка с двигателем внутреннего сгорания (на нефти), мельница и сушилка, церковь, школа трехлетка и кузня все были кирпичные и крытые железом. Водяная мельница, дом урядника Соколова Василия Нефедовича были деревянные. Имелись два пруда, с деревянными створками для спуска воды. С восточной части имения находились дома служителей церкви: попа Рождественского Николая, дьячка Исаковского Владимира Васильевича, впоследствии был попом, псаломщика Исаковского Василия Васильевича. Вся территория земли от домов служителей церкви до Гритчинскогой рощи принадлежала им. Учительницей была одна Рождественская Мария Павловна, у которой квартира была при здании школы.

 


Село Оленьково было организовано из придворных рабочих помещика. После отмены крепостного права были переселены, в связи с ликвидацией д. Ольховка, которая находилась между д. Киселевка и д. Ильинка крестьян с оленьково под фамилиями Платоновы, Зайцевы, (Борановы) Родины – в последствии приняли фамилию Ольховские от слова деревни Ольховка. Род Белоусовых появился в Оленьково за счет выселения прапрадеда Дубровского как декабриста из г. Москвы в Тульскую губернию, где во избежания преследования царскими властями вынужден был менять фамилию – Варохонов, Митюхин, Белоусов. Все правнуки родившиеся до Октябрьской революции были зарегистрированы на фамилию Митюхин. После революции фамилию приняли Белоусовы.
До революции в Оленькове было всего 61 дом, из них крытых железом 11, а остальные 50 домов были ветхие, крытые под солому. Все дома за исключением 2-х этажного кирпичного были деревянные.

 


Земельный надел крестьян примерно имели по 0,2 га на душу. Севооборот был 3-х польный. Из рода Анохиных (Липотовых) и Болдяевых имели купчую землю. Из 61 хозяйства не имели лошадей 22 хозяйства, а 21 хоз-ва вообще из скота ничего не имели и жили впроголодь, шесть хозяйств, члены семьи которых существовали за счет подаяния. В крестьянских домах имелись русские печки, стол, скамейки, деревянные кровати, полати, нары, полки для посуды, пятилинейная керосиновая лампа, а некоторые хозяйства за енимением средств на покупку керосина, вечерами сидели с горящей лучиной, зато в каждом доме в переднем углу стояли на полках по 5-6 икон с изображением святых. Дома крестьян были как правило из одной избы размером 4 на 4 или 5-на 5 метров и холодных сенцов и в этих помещались семьи от 4-х до 13-18 человек разного возраста. Из 61 хозяйства, 42 в которых женщины были неграмотные, а мужчины не все которые окончили три класса. Одежда у крестьян верхняя и нижняя была из самоткани, обувь – лапти с онучами, а кожаная обувь одевалась только по праздникам в церкву. Из сельхоз. машин у крестьян были конные одно и двух – лемяжные плуга, не у всех сохи, деревянные бороны, крюки, серпы, косы для косьбы хлебов и трав, цепь для обмолота хлебов. Очистка зерна производилась на ветру. Повозки были одноосные – колымашки и двухосные грабарки на деревянном ходу. Хомуты в большинстве с веревочными гужами и постронками.
В Оленькове были три лавки-магазина, две чайных, три постоялых двора. А в кирпичном двухэтажном дому было (монополия) магазин по продаже водочных изделий.
После революции 1917 г. и передачи помещечьей земли крестьянам, помощи маломощным хозяйствам лошадей, семян, а без коровным – коров, жизнь крестьян улучшилась, из бедняцких хозяйств стали выходить середняцкие.

 


В 1930 г. крестьяне с. Оленьково вступили в колхоз им. Калинина. За исключением трех хозяйств: Путляева Егора Ивановича, Наумова Е.М., Черникова.

Вторник, 25 марта 2008 07:55

Усадьба в Гурьево, Беннигсен

Бывшее имение в Гурьево. Описание. 19 век.
( «Gourievo», chateau du comte Bennigsen pres Toula )

В 8 верстах от города Венева, Тульской губернии, и в ½ версты от платформы «Предтечево» Рязанско — Уральской ж д., расположено в очень красивой местности имение Гурьево, принадлежавшее сто лет тому назад роду Муромцевых. Тогдашний его владелец, сперва блестящий гвардейский офицер, а позднее местный предводитель дворянства , положил много трудов и денег на благоустройство этого имения. Не только большой господский дом, но и все хозяйственные постройки были возведены им настолько капитально, что сохранились в значительной части цельными и до сих пор. Перед самой Отечественной войной Муромцев приступил к постройке нового дома. К сожалению, имя архитектора не сохранилось для потомства. Тогда же был, по сохранившимся преданиям, распланирован при помощи указаний и труда пленных французов* сад усадьбы. (Тем же французам приписывается устройство сада и в расположенной в 2 верстах от Гурьева — Уваровки, бывшей 100 лет тому назад собственностью ген. — ад. гр. Уварова.) Одна его часть распланирована в виде правильного четырехугольника, с классической ротондой в центре его, и с перпендикулярными друг к другу дорожками, явилась, очевидно, подражанием французским садам начала 18 века. Другая, с её извивающимися дорожками и с очень удачной посадкой деревьев , оставлявшей открытой наиболее красивые виды на окрестности, напоминает «английские» сады Александровского времени.
После смерти Муромцева имение перешло к дочери его княгине Черкасской, жене князя Евгения Александровича Черкасского, брата известного общественного и государственного деятеля князя Владимира Александровича Черкасского. Прослужившем в Веневском уезде более 25 лет предводителем дворянства, князь был большим хлебосолом, жил всегда открыто и увлекался рысистым спортом *. (О нем упоминается в весьма интересных воспоминаниях кн. Д.Д. Оболенского, напечатавшихся в 1890-х гг. в «Новом Времени».) Деньги у него не держались , и за свою жизнь он прожил не только полученные им наследства, но и состояние двух первых своих жен.

 


Однако, в свои счастливые дни, князь Евгений Александрович стремился к украшению имения. К сожалению, его замыслы в этом отношении оказались неудачными; так, задумав устроить для украшения сада пруд, он приказал его выкопать на краю горы, над рекою — вполне естественно, что вода в нем не держалась. Построенное им громадное здание для конного завода с обширным манежем в середине его, осталось стоять без крыши в виду невозможности укрепить её без постановки подпорных столбов, что в манеже представлялось невозможным. Но период процветания Гурьева продолжался не долго- широкий в начале размах князя Черкасского скоро заставил его запустить имение, а затем и продать его. В 1876 г. имение было куплено моим отцом, графом Н. А. Беннигсен, которому принадлежит и поныне. Во время покупки оно уже было в полном упадке. Невольно вспоминались картины «Оскудения» С. Атавы. Здания, и в том числе господский дом, стояли без крыши, инвентаря не было, лес был вырублен, и только сад, хотя и запущенный, оставался еще целым.

 


В 1877г. был приведён в порядок. К сожалению, отсутствие крыши оказалось пагубно на потолках, провалившихся не только в верхнем, но и в нижнем этажах. В парадных комнатах нижнего этажа они были расписные, по рассказам, художественной работы. Однако, от этой росписи сохранился лишь узкий ободок около стен и восстановление её оказалось невозможным. Не сохранилась и вообще внутренняя отделка дома, и о ней не приходится говорить. Можно лишь предполагать по сохранившимся кафельным вогнутым печам, по колоннам, разделяющим на части некоторые комнаты и по рассказам о росписи, что внутренний вид дома отвечал его наружному виду. Что касается до этого последнего, то с 1877г. он в общем остался без перемен, если не считать таковой застекления одной из колоннад, соединяющей с главным корпусом флигель, в котором находится кухня и другие службы. К сожалению, около 1890 года недостатки в устройстве крыши привели тогдашнего управляющего имением к мысли о поднятии её, что он и выполнил в отсутствие и без ведома моих родителей. Это нарушило прежний вид всего здания и лишило его прежней его стильности. Затем приходится, к сожалению, отметить, что стоявший ранее открытым, дом этот, благодаря посадкам последних 30 лет, в настоящее время закрыт разросшимися деревьями и кустарниками, и такого ансамбля, как в прежнее время, уже не представляет. В общем, однако, все изменения таковы, что старый вид дома, при желании, мог бы быть и теперь свободно восстановлен, что сохранило бы один лишний памятник зодчества Александровских времен, быть может и несколько несовершенный, с некоторыми добавлениями кустарного типа, но там не менее не вольно вызывающий в памяти образы этого симпатичного периода русской истории.
Граф Эмануил Беннигсен.

Среда, 02 апреля 2008 07:51

Неделя в Бяках, uzm.spb.ru

С сайта www.uzm.spb.ru

НЕДЕЛЯ В БЯКАХ

Продолжим практику описания скорей системы, чем событий, происходивших в ней во время нашего пребывания там. Теперь по отношению к Бякам (предыдущий опыт описания — Силикаты) — себе на память, да и может кому пригодится. Посидев там с неделю, кое-какие наблюдения накопились.
О том, как добраться до Бяк, прекрасно описано у Саши Дегтярева. Там же много другой полезной информации.

 


Загрузившись в систему (попадаем в Тришмунд) и не забыв записаться в журнале (тут не Сьяны, тут и заблудиться можно ;), уходим налево пока не упремся в Чайник — видимо старинный ориентир Бяк. Не надо, по крайней мере сейчас, ломиться в правые штреки — там Красные Собаки. Покусают, там и останетесь… :) шутка. Просто это старая, не очень хорошо стоящая, часть системы. К сожалению, за неделю так и не удалось по причине прохудившейся обувки добраться до Собак, поэтому их описание оставим на будущее. А для пущей трагичности рассказа упомяну одну историю, бродящую по Бякам (за правдивость, естественно не ручаюсь). А именно, некие два человека, оставшись без света (тут я опять отсылаю к Саше и его Всеобщей теории хождения по лабиринтам), смогли таки чудом из левой части Системы доползти до Чайника. Однако, повернули не направо к выходу, а ушли влево, попав, таким образом, в Красные Собаки. Там их бездыханные тела и нашли… Впрочем, есть неувязочка: у чайника уже чувствуется дыхание улицы и если у вас еще не замутнен рассудок и не заложен нос, то он вас приведет к одной единственной, желанной дырочке… наружу.

 


Но если со светом у вас все в порядке, то главным образом смотрите себе под ноги. «Обжитая» часть Системы связана так называемым Большаком. Это довольно натоптанная дорога, уходящая вглубь системы и в принципе общедоступные достопримечательности располагаются недалеко от нее. Например, одна из них вскоре встретится — Кузнецкий мост (см. фотографию ниже). Можно пройти под ним, можно обойти слева.
Да, кстати, а вы не забыли взять азимут на выход, как только забурились? Честно говоря, даже не следуя строго Всеобщей теории, компас здорово помогает в ориентировании, по крайней мере, в нахождении генерального направления движения. А уж потерять его без компаса, как… ну вы поняли. Так вот, мой компас кажет на выход 30! Что сея цифирь значит может один бог сказать да видимо недалеко от него бывающие летчики, с чьего летательного аппарата и снят этот флакон со спиртом. Но недалеко мелькающая буковка С дает возможность сказать, что это северо-восток (к реке Осетр). Это конечно не правило, но большинство штреков, где я брал азимут, были либо параллельны, либо перпендикулярны этому направлению, особенно это верно в «колоннике» Большака. Все-таки есть предположение, что направление штрекам давалось не от балды.

 


Идем по Большаку дальше, мимо Бегемота (камень такой). Часто второстепенные ответвления заложены бутом, но не всегда. Например, у Полета Ежа какой-то добрый человек заложил Большак, а оставил дорогу прямо в грот Погибшего Спелеолуха. В направлении выхода часто указывают кружочки с точкой. Волею судеб через некоторое время приходим к Глюкалу. Его легко узнать по висящему на веревке камню (а теперь и по промоушену Uzm’а рядом :). Это важный перекресток, мы сюда еще вернемся. А пока идем вперед мимо каменного цветка и попадаем в колонник, или точней в некое его подобие — везде оставленные целики, забутовок немного. Пойдешь налево — в Сказку попадешь, пойдешь направо — в Черный Лабиринт угодишь, прямо пойдешь — в Распред распределишься.
Про Сказку (грот такой) отдельный разговор. Тут вы встретите… здоровенную деревянную кровать на цепях. Спелеонавты конечно на все способны, но в данном случае все проще — здесь снимали кино. Святая Татьяна (старожил Бяк, без которой не заварилась бы эта каша) говорит, что в те дни по Системе бегало до сотни человек — съемочная группа и иже с ними. Но кроме кровати, снимать которую по причине изгаженности территории вокруг желания не появляется, есть рядом таблетки. Диаметром примерно в метр, вряд ли эти заготовки предназначались для жерновов (не тот материал, а как делали жернова и добывали песчаник для этого огневым(!) способом читайте в Спелестологическом ежегоднике РОСИ 1999). Скорей для колонн. За Сказкой есть прекрасное место для водокапа, если натянуть полиэтилен. Но почему-то «бякцы» предпочитают ходить к грязной луже у Глюкала или к далекому Озеру. Тут же недалеко есть еще один необычный артефакт — большой известняковый куб. Похоже, мастера, трудившиеся в районе Сказки, выполняли не вполне стандартный заказ.

 


Так или иначе, идя по Большаку, упремся в Распределитель. Точнее сам Распределитель будет налево вверх через дырочку из зала с кучей камней посередине и живописью на стенах (с указанием направления для тех, кого мучает сушняк). Из Распределителя ведут три дороги (включая ту, по которой мы пришли). Нам направо.
Теперь самое время поделиться наблюдениями. Цвет Бяк, в отличие от тех же Никит или Сьян (желтых) — серый. Известняк довольно мягкий, легко пилящийся (это я испытал на своем опыте, занимаясь промоушеном на Глюкале) и полирующийся. Пласты известняка слабо выражены. В большинстве случаев в дальней части (районе Штанов) потолок первичный, что легко определить по следам инструмента на нем в виде мелких частых бороздок. Вообще, вокруг довольно много следов различных инструментов. Одни — для разделения блоков в плоскости, параллельно земле, другие — для отделения блоков по вертикали, следы от клиньев (треугольных, а не трапециевидных, как в Силикатах), подравнивание… По поводу технологии можно предположить следующее — оставлялись целики, не обязательно в виде колонн, а пространство между ними закладывалось бутом (отходами), формируя штреки с топологией елочки. В известняк врубались углом, таким образом стены часто с зигзагообразными выступами. В забутовке довольно много полированных гладких заготовок, брусков, пластин (удобно делать столы и стулья на стоянках). Деревянных крепей я почти не встречал, только в одном месте у потолка маленькая косая крепь, как в Дохлобарсучьей. Однако много крепей из каменных пирамид. Из других особенностей — часты подставки под свечки или еще что-то в виде плоского камушка, вставленного в прорезь на стене. Также часто встречаются следы от чистки лучин, беспорядочная паутина из черных линий на стенах и углах.

 


Итак, уйдя из Распределителя направо, минуя Гусиный лаз (замытый глиной), попадем в Музей. Говорят, когда-то он таковым и являлся. Теперь же там лежит лишь журнал… или остатки от него. Здесь если уйти направо, попадешь в Черный Лабиринт — действительно черный, но не от копоти, а от особой плесени. И Система там довольно хорошо села. Слева же останутся мокрые штреки с пещерным жемчугом и интересными камушками с натеками. Прямо мы войдем в Штаны.
Штаны — это елка длинных штреков. Первая же натоптанная развилка после Музея делит штаны на левую (короткую) и правую штанины. На самом деле, если пораскинуть мозгами по штрекам и проверить по компасу, Штаны — это просто петля, положенная вдоль берега, т.е. на северо-запад в направлении поселка Гурьево. Просто она разрезана Озером. Таким образом, все ответвления влево от правой штанины выведут вас куда бы вы думали? — в левую штанину или в еще не кончившуюся (Озером), но уже повернувшую на 180 градусов правую. Так в середине недели, когда в Системе согласно журналу были лишь нас пятеро человек, я, находясь далеко по правой штанине от нашего грота Простоквашино, увидел свет в штреке ответвления и был, мягко говоря, удивлен, т.к. все наши сидели в гроте. Приготовясь встретить глюк, я вопросил проходящего. Глюк оказался Милитаристом, шествующим за водой к Озеру. Так, через двадцатиметровый перелаз стала очевидна короткая дорога за водой от Эльдорадо. Штреки, уходящие направо от правой штанины (под острым углом), обычно заканчиваются тупиками и изобилуют гротами для стоянок или хорошими местами под них.
Затопленные штреки (Озеро) поражают прозрачностью воды. Говорят, глубина может достигать человеческого роста, а само Озеро тянется по штрекам еще на километры. Но не знаю, кто это проверял — на лодке там (в отличие от Помойки) передвигаться довольно затруднительно, если только в гидре.
Итак, весь этот путь от входа до грота Простоквашино, если идти налегке можно проделать за 25 минут. Лежит он по вполне протоптанным тропинкам и после нескольких прохождений хорошо запоминается. В дальнейшем Большак (и Штаны — его продолжение) можно рассматривать как хороший ориентир, разделив Систему на ту, что слева и ту, что справа от него (Красные Собаки, Черный Лабиринт, Аленка…), и использовать это для дальнейшего исследования Бяк. Сейчас длина Бяк оценивается в 100-150 км. Если это правда, то заблудиться можно насмерть :) Правда надо действительно быть при этом полным… но случиться может что угодно и с кем угодно (ну тогда уж и «где угодно» :). Хотя, как всегда есть сомнения по отношению к этим оценкам, держа в голове те же Сьяны. Народ не перестает уверять, что они аж 27 км! Но если взять карту и просто промерять длину ходов (спасибо Саше), то получится всего лишь 12 км. Ошибка при таких измерениях, конечно же, есть, не в три же раза! Так и с Бяками. Судя по той карте, что имелась у нас (конечно неполной), оценки дают цифры далекие от 100 км. Наиболее полной информацией по этому вопросу на данное время обладает Таксист (Сергей Иващенко, из Тулы), который уже не один год занимается топосъемкой в Бяках. Интересно было бы с ним побеседовать… Первенство же Бяк по длине ходов среди общедоступных каменоломен в европейской части России никто не оспаривает. Просто в отличие от Никит, не внушают они некоего трепета, видимо в виду своей вполне «двухмерности». Довольно уютные серые норы эдак в несколько десятков километров.

 


Кстати, по поводу Собак. Возможно мы их задели когда гуляли в правой части системы. И есть предположение, почему они Красные. Их цвет из-за глины действительно буроватый. И еще, возвращаясь к тем двоим, уползшим туда без света, согласно имевшейся карте Собаки — замкнутая изолированная система (около 7км) с входами у Чайника. Тогда как мы туда могли попасть из Аленки от Щели?
Ну да вернемся к Глюкалу. Здесь если уйти влево от штрека на выход через некоторое время упремся в глиняный завал с лазом через него. Обратим внимание на то, как глина своей массой выдавливается сверху через камни. Как крем. Если вылить стакан воды в лаз, то те, кто ползают в штанах, их могут здесь и оставить, прилипнув. Но, конечно же, главная цель не глиняный завал, а наиболее впечатляющая достопримечательность Бяк. По штреку после лаза налево и мы через пару десятков метров попадем к Заячьей Щели. Только внимательней, можно и не заметить сверху вход в это грандиозное сооружение. Щель (разлом) тянется вверх метров на восемь, дальше просто не пробраться, а в длину пересекает минимум три параллельных штрека. Стены щели сплошь обросли медузами — желто-белыми натеками. Вот уж где полазать, посмотреть и пофоткать можно вдоволь.
В Бяках я не встретил ни одной летучей мыши. С крысами же все в порядке. До Простоквашино они добирались через три ночи. Причем это странным образом совпало с вечерней прогулкой Хэнка — домашнего привезенного спелеонавтить крыса. Так что наши продукты не остались без внимания.
Вспоминая не о крысах (кстати, здесь предлагается ознакомиться с Приложением первым Всеобщей теории хождения по лабиринтам, где в частности вы узнаете о хите сезона — «крыса, запеченная в глине»), но о еде, хочется сказать большое спасибо Ольге. Главным образом благодаря ней мы полноценно питались под землей аж три раза в день! Меню и все такое… :) Тем не менее, я все же остаюсь приверженцем аскетизма под землей. Хорошо покушать можно и на поверхности, а тащить по шкурникам набитый едой транс не прет :) Ну да это сильно зависит от целей заброски.
В целом Бяки создают впечатление приятной, как я уже сказал, уютной Системы и манят к себе. Кроме того, как сказал бы Кисс :), Система разодрала мне шузы, но она же мне подарила капроновую веревку для починки и шнурок, который я нашел у Чайника. Плюс ко всему у Бяк, по-видимому, есть братья и сестры на другом берегу Осетра и у моста, возможно не меньше.

Суббота, 05 апреля 2008 07:48

Анишино, Ильин

Село Анишино богато своими традициями

Село Анишино расположено при речке Любанке на старом почтовом тракте Тула-Венев. Здесь стояла почтовая станция с шестью сменными лошадьми. Проезд в конце XIX века был недешев: за пару лошадей брали 1 рубль 82 копейки, за тройку — 2 руб. 73 коп., экипаж стоил по 12 копеек с версты; плюс брались еще прогонные и поверстные — по 5 копеек с версты и с лошади. Итого до Тулы дорога обходилась путешественникам чуть выше 8 рублей, до Венева — более 6 рублей с полтиной. Не каждый мог с шиком промчаться на почтовых — большинство ходило пешком, с ночевкой в том же Анишино…
Но это уже данные 1894 года, а само Анишино возникло гораздо раньше. В писцовой книге 7096-7097 гг. (1587-1589) – первая дата шла на Руси от сотворения мира — в издании Российского Географического общества 1877 г. во втором отделении первой книги в XI-м разделе «Тула и Тульский уезд» сказано, что в приход Венев-Монастыря в стане Старое Городище входит деревня Анишина, в которой паханой «доброй земли» — 50 четей, наездом паханой (нерегулярно) — 20 четей, перелеску — 40 четей, да лесом по оврагам (луга) — 100 копен, или 20 четей. Итого по самым скромным меркам (размеры четей-четвертей бывшей условной единицы более 2 гектаров — менялись каждый век) земли было только в Анишино за 150 га с учетом трехпольного севооборота (пахалась каждый год другая треть земли).

 


До Ивана IV Грозного земли помещикам не раздавались вообще, да и монастыри в глубинке ими особо не баловали. Можно утверждать, что это был дар Ивана Грозного, хотя какие-то царские земли были у монастыря и раньше.
Владения обители подтвердил жалованной грамотой монастырю 1621 года и царь Михаил Федорович.
Анишинцы вместе с жителями других-сел и деревень обители исправно отрабатывали на монастырь и поставляли продуктовый оброк (рубу) как монастырю, так и вышестоящим Верховным инстанциям — Звенигородскому Савво-Сторожевскому монастырю при Алексее Михайловиче, дому патриарха Иоакима при Федоре Алексеевиче; а с отменой патриаршества – экономической комиссии Священного Синода; при этом они хоть и считались не монастырскими, а экономическими крестьянами, монахов они продолжали кормить так же, как и раньше, и целиком зависели от воли настоятеля эконома.

 


И даже после закрытия обители в 1782 году оброк и деньги с них исправно поступали в экономию в Санкт-Петербурге (а потом и в Епархию). Это положение изменил лишь Николай I, объединивший всех крестьян разных государственных ведомств в «казеннее крестьяне». Но разницу в этом заметили лишь те, кто раньше платил меньше податей.
При Николае поняли, что работников надо учить. Периодически возникали «школы казенных мальчиков» в Дедиловских Выселках и Филатове, Детей бесплатно учили священники или их дети, еще не получившие прихода после окончания семинарии. В Анишино же регулярное образование пришло только при Александре II.
В 1862 году здесь было решено открыть народную школу министерства имуществ. Через епархиальную прессу был объявлен конкурс на замещение должности учителя, его место занял выпускник Тульской семинарии И.И. Успенский, который впоследствии стал первым священником прихода и одарил Никольский храм мозаичной иконой св. Елизаветы в память умершей жены,

 


Но с той поры учителя в Анишино уже не переводились. Они приезжали и уезжали, сменяя друг друга, и продолжали учить крестьянских детей, к той поре уже никому не подчиненных, кроме родителей. Родители долгое время содержали и учителей, и школу, ставшую в конце века земской и получившую поддержку общества. Дольше всех в ней проработала Е. С. Воздвиженская — с 1897 по 1917 год она выпустила 255 учеников со льготой (грамотным мальчикам в армии давались послабления) и 200 девочек
с аттестатами, которые редко когда им годились. Но она еще учила и после революции, и многие старые анишинцы помнят ее фамилию.
Менялось постепенно и лицо деревни. В 1884 году на самом крутом повороте тульской дороги появилась крытая железом каменная часовня во имя святого Александра Невского. Очевидно, строить ее начали раньше, поскольку она возводилась в память 25-летия царствования императора Александра II (с 19 февраля 1855 года); но к моменту постройки он был уже как три года убит. Выстроил ее на свои деньги крестьянин Ф. Е. Кузнецов. Возможно, в это время он был старостой прихода, поскольку в 1908-1910 году старостой Венев-Монастыря был его сын Федор Филиппович. И был он, скорее всего, одним из самых зажиточных крестьян деревни. Да, именно деревни, а не села, хотя жители после строительства часовни стали его именовать так. Но настоящей церкви тут никогда не было, поэтому не могло быть и села, т.е. деревни с церковью.
Но зато здесь был волостной центр, куда, кроме современной территории округа, входили и волынцевские земли Имелось в деревне и свое сельское общество (одно из 12 на волость), решавшее на сходах насущные вопросы своей жизни и сбора средств на необходимые траты. Так что вопросы частичного самоуправления были не чужды и империи. Помогало их нуждам и приходское попечительство храма под руководством Я.Р. Проплетина.

 


В 1894 году волостное правление, выбираемое делегатами всех сельских обществ, возглавлял старшина Т. Полукаров, а председателем волостного суда был Е. Петрухин. Народа в подчинении хватало. Одно Анишино с 1835 года по 1917-й выросло с 545 человек на 57 дворов до 1077 жителей на 135 дворов. Но мужчины за все время так и не смогли ни разу догнать по численности женскую половину. Но зато все они обогнали филатовцев, бывшей самой крупной деревней волости более 100 лет. А вот школьников было не так много — от 52 человек в 1894 году до 80 в 1917. Но это были хорошие цифры для села.
Про советский период жизни села Анишино лучше расскажет новое поколение краеведов. А вот сегодняшних краеведов Анишинской школы я бы попросил поделиться с читателями газеты материалами со страниц своих прекрасных альбомов. Им есть, что сказать.

В. ИЛЬИН,
председатель районного клуба краеведов

Среда, 23 апреля 2008 07:44

Тулубьево, Ильин

Некоторые сведения из истории села Тулубьево

Веневский районный клуб краеведов

До революции было центром Тулубьевской волости, после революции – центром Тулубьевского сельсовета сначала Мордвесского, а с 1963 г. – Веневского. Расстояние до Тулы – в 60 верстах, от Венева – в 12 верстах.
Время возникновения села неизвестно. По преданию, в 1422 г. татарский военачальник Темеш проходил по территории Веневских земель на Алексин, 10 июля. Поход этот не увенчался успехом, что для Темеша могло означать смертную казнь в орде. Учитывая храбрость и свирепость в бою татарского полководца, русские воеводы сумели его переманить н нашу сторону и поручили ему охранять округу княжьих ворот засеки, дав ему поместья в этих землях. Предположительно, это и было село Тулубьево, расположенное сзади княжьих и Грабоновых ворот засеки. В этих местах – от Тулубьева до Свиридова были потом несколько веков земли помещиков Темешовых (Темяшовых).

 


Но в первом достоверном упоминании села и деревень Веневской округи, сделанной в 1571 г. при изъятии земель в пользу государя Ивана IV от боярина, князя И.Ф. Мстиславского, Тулубьево в числе сел не упоминается совсем.
Это не означает, что такого села не было, хотя в списке есть деревня Качкино на р. Аржавец не Подолешнике, где 8 дворов имел дворянин государевой службы Замятня Иванов Хвошинский, и по 4 двора Владимир Дмитриев и Василий Гаврилов Хотинцевы (двором называлась податная единица – там могло быть от 4 до 16 домов, а иногда и до 24-х). Всего у них было 168 четей земли (четь равнялась половине десятины, но поскольку землю давали «на 2 поля» — под посев и под пар, то всего земли на самом деле было 168 десятин; луговой земли было 300 копен (10 копен приравнивались к десятине земли)).
Само же селение Тулубьево административно могло в это время относиться к Каширскому уезду, а то и к Тульскому – его растовскому стану – в это время тульский уезд клином входил между Веневской и Каширской округой.

 


В XVII веке Тулубьево упоминается в документах, относящихся к Веневской части Тульских засек. Деревня в это время была, по-видимому, большая, так как в ней располагались сразу два звена охраны и ремонта засек. С той поры, очевидно, и пошло деление села на две самостоятельные части, что потом отразилось в двух церковных приходах в одном селе, что было характерно только для очень крупных населенных пунктов с многотысячным населением, чем Тулубьево никогда похвастаться не могло.
В одном звене (восточном) под надзором тулен (тульских) детей боярских Ивана Жвалова да Ивана Зайцева при засечных сторожах Якове Федосове с товарищи, располагавшемся от устья р. Тулубейки на Бабий Верх, были три поляны: Котская, Снатица тож; Ситецкая, Старая Тулубева тож и Скоблевая, с которых собиралось 50 копен сена (в пользу казны, поскольку все богатства казенных засек принадлежали только казне, и ни одного дерева в ней нельзя было вырубить не только на личные нужды, но и на ремонт ворот и ограждений засеки! Эти вырубки делались в других, отведенных для этого лесах).

 


Второе звено (западное) под надзором Михаила Михайловича Афросимова, представителя древних дворянских родов; две ветви рода их жили в Чернском уезде, а одна – в Веневском. Здесь границы звена шли от д. Тулубьева через речку Муравинец, да через речку Нижевку до Каширской и Оленьковской засек.
Приведенный в 1676 году дозор засек показал, что оба эти звена содержатся в полном порядке, в отличие от самих Княжих ворот, которые за полсотни лет со дня ремонта совершенно развалились. Эти данные приведены в «Вестнике Киевского университета» в 1914 г., их подготовил к печати выпускник этого университета, в последствии профессор В.М. Базилевич, в середине 50-х годов XX века написавший учебник по истории СССР для 4-го класса.
В исповедных ведомостях Веневской округи за 1745 г., сохранившихся от пожара в архиве коломенской епархии, случившемся в 70-х годах XVIII века, в Тулубьеве числится Казанский приход с попом Василием Дмитриевым. А вот помещиков – два: Иван Семенов Афросимов и Андрей Иванов Потапов (или Поспелов – фамилия неразборчива). Всего 57 жителей (33м/24ж) – без учета самих помещиков.
Имеется ряд сведений по истории XIX-XXвеков. В частности, это история прихода села, вернее двух его приходов, объединенных лишь в 1875 г.
Большая его часть относилась к Михайло-Архангельской церкви, до сих пор стоящей в центре села. Время появления прихода неизвестно, как и место расположения прежних церквей. Существующих храм, по сведениям, опубликованным в 1895 г. П.И. Малицким а книге «Храмы и приходы Тульской епархии», построен в 1852 г. на средства умершего помещика генерала Константина Павловича Офросимова. Он сохранился в первоначальном виде. Отделку храма, по данным той же книги, завершил его наследник Николай Дмитриевич Офросимов. 26 октября 1883 г. храм был освящен бывшим епископом Тульским и Белевским преосвященным Дмитрием. Но, дата эта, взятая из клировых ведомостей по храму за 1901 год явно не точна. Скорее всего, это 1853 г., когда владыка Дмитрий был на Тульской кафедре –в 1857 г. он был перемещен в Херсонскую епархию, да и сам помещик Николай Дмитриевич Офросимов, как свидетельствует запись в ревизской сказке 10-й подушной переписи 1858 г., умер в 1856 году, оставив наследство своей сестре Ольге Дмитриевне, жене капитана Аполлона Алексеевича Молохова, бывшего старостой в этой церкви в 60-х г.г. XIX в. и построившего ограду вокруг церкви, за что был в 1863 г. удостоен благодарности епархиального начальства. Главной же достопримечательностью Архангельского храма была чтимая икона Знамения Божией Матери. Этот храм владел 1 десятиной 250-ю квадратными саженями усадебной земли и 33-мя десятинами земли пашенной.

 


Другой храм, во имя Казанской Божией Матери с приделом в честь святителя Дмитрия Ростовского, был более древним. Время его построения неизвестно. Расположен он был в полуверсте от Архангельского храма, но в отличие от него, не имел отопления. Трапезную и колокольню к храму пристроил помещик Василий Дмитриевич Зиновьев. Он же в 1871 г. полностью возобновил иконостас. Возможно, что приходы были соединены только после его смерти. В храме была чтимая икона Казанской Божией Матери, а сама церковь была названа так «в честь праздненства Пресвятыя Богородицы Чудотворныя ради иконы Казанская за избавление от Литвы в 1612 г.» (прибавления к «Тульским епархиальным Ведомостям» №2 за 1864 г., стр. 88). «Избавлением от Литвы» до революции называлась Отечественная война 1612 г. под руководством кн. Пожарского и Козьмы Минина. Здесь храм имел 1 десятину усадебной и 33 десятины полевой и луговой земли, но на очень неудобных по рельефу и качеству почвах (земля сдавалась внаем по 3 руб. за десятину, тогда как урожайная земля шла по 6-10 руб.). Судя по клировым ведомостям, службы здесь шли нечасто, скорее всего, только по праздникам, связанным с иконой храма, поскольку в 1913 г. годовой кружечный доход составил всего 8р.60к., когда обычный доход даже бедного храма составлял 200-300 руб.
Известен ряд священников прихода. В конце XIX века здесь служил о. Иоанн Никитин. С 30.05.1988 г. по 1922 г. (последние документальные данные по приходу) служил священник Александр Никитич Жилин, род. 6.11.1848 г., окончивший Тульское духовное училище и в 1886 г. Тульскую духовную семинарию по 2-му разряду (1-й разряд давал право сразу стать священником, а так ему пришлось прослужить псаломщиком и дьяконом в Тульском уезде в течение 13 лет). За период службы он получил все церковные награды: набедренник (специальный поясок) в 1904 г., скуфью в 1910 г., камилавку в 1915 г., наперсный (нагрудный) крест в 1920 г., эту награду утвердил ему патриарх Тихон (Белавин). Ему также вручались медаль в честь 25-летия церковных школ в 1908 г. и медаль и памятный наградной знак (крест) в честь 300-летия дома Романовых в 1913 г. С 14.09.1914 г. он был утвержден духовником 2-го благочинначеского округа (т.е. принимал исповеди у священнослужителей этого округа из 15 храмов).

 


Его единственный сын Сергей окончил медицинский факультет Томского университета и работал земским врачом, был призван на Мировую войну, потом снова работал врачом и умер от сыпного тифа в мае 1919 г., прожив 30 лет и 2 месяца, а его племянник, Евгений Иванович Жилин, убит в русско-японской войне.
С 1962 г., 12 сентября с перерывами (он неоднократно отстранялся от служб за нетрезвый образ жизни) псаломщиком храма служил Петр Иванович Сергиевский (род. 10.01.1842 г.). 1.11.1916 г. его сменил сын Павел Петрович Сергиевский.
Среди старост храмов известны:
-Архангельского – помещик, подполковник в отставке Владимир Васильевич Змиев (род. 1837 г., староста с 1899 г. на один срок в три года); крестьянин д. Борозденки Григорий Федоров Фомин 9род. 1844 г., староста с 23.05.1902 г.), 1 сентября 1911 г. его сменил сын Алексей Григорьев Фомин, 21.11.1914 г. старостой стал Иван Гордеев Голоухин (фамилия неразборчиво), в 1917 г. старостой избрали Семена Андрияновича Дутикова.
-в Казанском храме за этот период было два старосты: Веневский мещанин Семен Григорьевич Калитин (род. 1851 г., староста с 1897 г.) и крестьянин д. Кочкино Алексей Антонович Шишин (Шишинов ?), род. 1872 г., староста с 21.07.1904 г., в 1922 г. еще был старостой храма.
В приход входили следующие населенные пункты: в 1-й Архангельский – с. Тулубьево (60д, 341м/346ж); д. Грабоново-Ивановка тож (20 д., 126м/123ж); Тулубьевские Выселки — Тростники тож ( 9д. 50м/47ж); Горбатовские Выселки – Лукошкино тож (9д. 37м/41ж); сц. Горбатово (1 дом помещиков Агриппины Андреевны и Владимира Васильевича Змиевых 1м/3ж).
В приход Казанского храма входили часть с. Тулубьево (12 д. 65м/81ж) и Тулубьевские Выселки – Кочкино тож ( 8д. 41м/53ж).
Помещики села.
Сведений о помещиках села имеется пока немного, и те, что имеются — вряд ли полны. Из ревизских сказок 10-й подушной переписи 1858 г. мы узнаем, что в Тулубьеве было три помещика:
— наследница умершего капитана Николая Дмитриевича Офросимова, его сестра капитанша Ольга Дмитриевна Милохова – за ней числилось дворовых людей: 13 дворов, 16м/17ж, крепостных же крестьян: 15 дворов, с 83 мужчинами и 93 женщинами всех возрастов. Сказку писал ее конторщик Федор Харитонович Курековцев;

 


-другие крепостные числились за покойной капитаншей Александрой Леонтьевной Соболевой: дворовых крепостных людей: 10 дворов, 13м/13ж; крепостных – 6 дворов, 41м/35ж. Эту ревизскую сказку составляли староста Карп Филлипов и дворовый человек, владевший грамотой Николай Иванов (староста был неграмотен).
-третьим помещиком Тулубьева был коллежский регистратор Владимир Федорович Уваров, имевший также поместья в Звойке и Уваровке под Мордвесом. В Тулубьеве ему принадлежали 15 домов дворовых людей с 39 мужчинами и 31 женщиной и крепостных 14 дворов с 83м/66ж. Сказку подавал он лично сам.
Кроме того, О.Д. Милохова имела по наследству еще два поместья: в Борозденках за ней числилось 19 домов крепостных крестьян, где жило 86м/96ж, и в д. Грабанова-Ивановское тож: 15 крестьянских дворов, 54м/60ж.
Имение в Борозденках имел и губернский секретарь Михаил Григорьевич Безобразов (в начале XX в. Безобразовы были владельцами уже и в Тулубьеве). Это имение он получил по разделу после смерти своего отца, действительного статского советника Григория Михайловича Безобразова. За ним числилось 30 дворов крестьян, 144м/142ж.
А душами в сельце Горбатово в 1858 г. владела статская советница, княгиня Варвара Степановна Черкасская. За ней было 10 дворов дворовых людей, в них жило 9м/13ж.
Как говорилось выше, это имение в 1901 г. было уже за супругами Змиевыми, доживавшими там и при Советской власти. А в с. Тулубьево в большей его части жил помещик Сергей Иванович Барыков (все владельцы – дворяне).
Образование.
В 60-х г.г. XIX в. церковь первой обратила внимание на необразованность крестьян. Это было связано не только с заботой о них, сколько с тем, что первые школы в деревне создавали люди демократического направления, причем зачастую вели в школах атеистическую пропаганду или воспитывали полное равнодушие к религии. Поэтому всем священникам было дано задание начать обучение крестьянских детей на дому или в церковных караулках в «правильном» направлении. Поэтому первые успехи уже были достигнуты в это время, и первыми деревенскими учителями мы можем считать священнослужителей села.
Данные по Тулубьеву будут сообщены дополнительно, после выборки материалов того периода.

 


В Тулубьеве школа грамоты была построена достаточно поздно – в 1895 г. Затем в начале XX в. она была преобразована в церковно-приходскую школу и просуществовала в таком виде до 15.09.1917 г., когда была обращена в земскую школу (возможно, по распоряжению об образовании Временного правительства).
Впоследствии были открыты земские школы в Борозденках (в 1915 г. здесь учились 21 мальчик и 21 девочка) и Грабоновой (14м/15д.). В Тулубьеве в этот год обучались 20м/19д.
Законоучителем и заведующим ЦПШ был священник Александр Никитич Жилин, в 1901 г. он был единственным учителем.
В 1911 г. в Тулубьеве учила дочь Веневского купца Анна Андреевна Зверева, 1887 г.р., выпускница Веневского городского учидища, в данной школе – с сентября 1910 г. (до этого два года учила детей в соборной ЦПШ г. Венева), в 1911 г. у нее училось 16м/14д., квартру при училище имела, годовой ее оклад составлял 360 руб. серебром (30 руб в месяц).
В 1915 г. здесь учила мещанка г. Вязьма Антонина Васильевна Михайлова, год рождения неизвестен, в 1912 г. окончила Дедиловское двухклассное учительское училище Богородицкого уезда, в школе – с 9.01.1913 г. За два года она успела выпустить с аттестатом из школы 7 учеников, в 1915 г. у нее училось 20м/19д.; квартира есть, жалованье такое же, как и у предыдущего учителя. Священники, кстати, большею частью учили детей бесплатно.
Из данных Советского периода сообщу даты захвата и освобождения населенных пунктов немцами. Д. Грабоново и пос. Ильича Ключевского сельсовета были захвачены 24.11.1941 г., д. Лукошкино Васильевского с/с и с. Тулубьево и д. Борозденки – 25.11 (тростники немцы заняли днем раньше), в Кочкино немцы пришли 27.11. Все населенные пункты были освобождены 7 декабря 1941 г.
Примечание.
1. Имеется ряд сведений по населению за 1911, 1915-1922 г.г., но все они основаны на данных клировых ведомостей, как и приведенные в тексте, и поэтому могут не совпадать с данными полицейского управления, которые считались основной земской статистикой.
2. В годовых обзорах по губернии есть ряд данных по урожайности, ценам на сельхозпродукцию и прочие средние данные по уезду. Если эти данные Вас интересуют, то можно сделать необходимые выписки.
3. Материалов Советского времени почти нет, поскольку я сейчас работаю на дореволюционных фондах, но если есть нужда уточнить отдельные данные Советского периода, то это можно будет сделать в течение некоторого времени.
Просьба. Если есть время и возможность подключить к работе библиотеку или учителей (а данные по Борозденкам аналогичны Тулубьевским), то попросите их помочь записать данные по колхозу «40 лет Октября» и другим учреждениям села – пока живы ветераны-очевидцы.

С уважением, председатель клуба краеведов
В.Ю. Ильин
27.04.2001

/ Печать позволяется, с тем, чтобы по отпечатании* представлено было в Цензурный Комитет узаконенное число экземпляров. Москва, Марта 11-го дня, 1852 года. В Университетской Типографии.
Ценсор Князь В. Львов. /

(*- здесь и далее текст представлен в первоначальном виде, т. е. без учета современной грамматики и правописания. – А.Ф. 2005г.)

Веневский уезд в географическом, земледельческом и вообще промышленном отношениях.

Географическое положение уезда. Веневский уезд лежит под 54 широты и 55,5 долготы, и занимает самую высокую часть великой плоской возвышенности. Он граничит уездами: С сев. Каширским, с зап. Тульским и Богородицким, с юга Епифанским и вост. Михайловским и Зарайским.
Количество душ. Во владельческих имениях считается 36,381 душа по 8 ревизии. Поместья в уезде вообще малоземельны; весьма немного имений имеют по 7 десятин на ревизскую душу; большая часть из них имеют от 4 до 5; есть много поместий, где на таковую душу приходится от 1,5 до 2 десятин.
Причина проживания крестьян вне своих селений. Так как в уезде принято давать на тягло от 1,5 до 2 десятин пахатной земли в каждом поле, то, разумеется, число рук превышает потребность работников; след. можно смело предположить, что до 12,000 человек должны снискивать себе работу вне своих селений. Из них до 3000 человек проживают на фабриках в Москве и в окрестностях, а остальные поблизости и занимаются разными работами, как-то: каменщики, кирпичники, штукатуры и особенно поденщики; последние более проживают в соседнем с нами Епифанском уезде, считающемся многоземельным.
Следствие от проживания крестьян вне своих селений. Казалось бы, что такое положение уезда должно доставить большия выгоды крестьянам, но, к несчастию, выходит совершенно противное: крестьяне, проживающие в работниках, получают весьма малую плату, а занимающиеся фабричными работами и ремеслами хотя и выручают много денег, но в дома свои приносят гораздо меньше первых. Роскошь и разгульная жизнь тому причиною; притом распутство вкореняется в них с малолетства, ибо крестьянин, проживающий на фабрике, берет своего сына, или племянника, достигнувшаго 12-тилетнего возраста, с собою в Москву и помещает его также на фабрику; этот же, достигнувши 18-ти-летнего возраста, является в селение, женится- чтобы иметь работницу в доме; потом тотчас уходит в Москву- дабы не лишиться места. Отсюда происходит безнравственность молодых женщин, которыя, не соблюдая супружеских обязанностей, не поставляют в том никакого греха, ниже стыда. Сам же он, прожив слишком 10 лет на стороне, более уже не крестьянин и не может иметь никакой привязанности к своему семейству. Жаль очень, что мало помещиков обращают на это внимание. Наш крестьянин, без побочных доходов, даже при 2-х-десятинной пропорции земли в каждом поле, по низости цены на земския произведения, не в силах прожить без нужды и оплатить Государственныя подати. Вот настоящая причина постепеннаго раззорения крестьян !
Характер. Внимательному наблюдателю легко усмотреть в Русском крестьянине нечто возвышенное, свойственное великому народу Русскому, Крестьянин наш в семейном кругу чадолюбив, сметлив, предприимчив и до невероятия терпелив; но предавшись раз пагубной страсти пьянства, он делается ленивым, безпечным и весьма нерадивым к своему семейству. Вообще, чтобы лучше обрисовать характер Русскаго народа, я представляю следующий пример. В 1840 году, когда наша губерния терпела ужаснейший голод, в одном селении, не подалеку от меня, молодой крестьянин, сидя в углу, долго смотрел на своих малюток, просивших у него пищи для утоления голода. Истощив все средства и не бывши в состоянии им более помочь, вдруг в порыве чувств своих выбежал из избы… Спустя несколько времени его нашли повесившимся!… Посторонние люди единогласно подтвердили, что он был примернаго поведения и жизни трезвой.
Весьма многие ошибаются, полагая, что Русский крестьянин чужд всех нововведений. Само собою разумеется, что он, как человек необразованный, не может вдруг обнять какую нибудь перемену в хлебопашестве; но если нововведение полезно, и он убедится на опыте, то по предприимчивости своей сам примется за нововведение, если найдет в оном явную для себя пользу. Это факт, который я испытал над своими крестьянами.
Средство исправления недостатков. Вникая в характер Русскаго народа, я нахожу, что распространение нравственно-религиозной грамотности между крестьянскими девками, предназначаемыми быть матерями семейства, не только полезно, но необходимо. Мера эта единственная- могущая развить в нем все его добрыя качества и подавить пороки. И какая нация могла бы в то время сравниться с православным Русским народом!
Водяная система. Главнейшия реки в уезде суть: Осетр, Шат и Проня.
Осетр течет восточно из Тульскаго уезда и принимает в себя слева: Верхушу, Нижевку, Мордвез и Березань, а справа: Полосню и Веневку- берущую в себя сухой- Осетрец. Замечательнейшия из них по обилию вод и значительным мельницам, суть: Осетр, Мордвез и Веневка.
Шат и Дон, выходящия из Иван-Озера, текут по границе уезда. В Шат впадают: Белколодец и Шатец; первая принимает в себя: Озерки, Ясенок и Альховец, а вторая Граверонку.
Проня течет по границе Епифанскаго уезда и принимает в себя Телешевку.
Значительныя мельницы. Все сказанныя здесь речки замечательны по своим заливным лугам. Река Осетр отличается своими весьма важными мельницами, находящимися на большой транспортной дороге, идущей на Москву. Хрусловская мельница находится на самом тракте, выше от нея Бокшинская, а еще выше Гурьевская; каждая из них о четырех поставах; потом ниже Хрусловской находятся: Взвойная, Четенская и Ключевская: первая о пяти, а две последния о шести поставах. И того выходит 29 поставов, жернова которых имеют от 1,75 до 2 арш. в диаметре. Все эти шесть мельниц находятся на пространстве 10 верст, и каждая из них может смолоть до 50 четвертей хлеба в 24 часа. Кроме сих 6 мельниц, верстах в 30 ниже по течению Осетра, в имении графа Шереметева-Серебренных Прудах, находится еще мельница о 12 поставах с толчеею, сукновальнею и крупчаткой; но будучи не на большой хлебной транспортной дороге, не доставляет столько выгоды для местности.
Цена за помол. Обычная цена за помол бывает от 20 до 30 коп. сер. с одноконнаго воза.
Сухопутная система. На самый город Венев идут 3 дороги: одна из Тулы, другая из Богородицка, а третья из Епифани, которая при селе Высоком отделяет еще большую транспортную дорогу, идущую вправо на Зарайск. Первая из сих трех дорог есть почтовая и пролегает на Рязань (теперь Высочайше утверждено сделать на ней шоссе); другия две транспортныя и соединяются в самом городе в одну, идущую чрез Каширу на Москву. Две последния дороги составляют самое важное путевое сообщение относительно доставки гужем хлеба и перегона скота из Воронежской и частию Тамбовской губерний.
Местные торги. Хлеб из этих губерний доставляется на Иван-Озеро, лежащее в 33 верстах на юг от Венева и принадлежащее частию Веневскому, частию Епифанскому уездам. Дальние транспорты стараются прибыть сюда к торговому дню, бывающему по понедельникам. В это время во множестве съезжаются крестьяне из разных окольних мест, даже из Алексинскаго, Каширскаго, Зарайскаго и Михайловскаго уездов. Одни, накупив здесь нужное количество хлеба и перевалив на свои подводы, отправляются из барышей в Москву; другие транспорты, опоздав прибыть сюда к базарному дню, отправляются для продажи хлеба в село Гремячее, где торги бывают по середам. Если же кому не удастся продать здесь, то спешат в Венев, где торги бывают по пятницам; ибо транспорт, опоздавший прибыть к торговым дням в этих трех пунктах, по неимению капиталистов и складочных мест, уже не может продать тут своего хлеба, если он в большом количестве; след., и цены бывают весьма непостоянны, смотря по большему или меньшему числу требователей на означенных рынках.
Кроме сказанных трех дорог, в уезде есть еще одна транспортная, пролегающая из Тулы чрез Михайлов на Рязань. По ней зимою идут из Рязани в Тулу большие транспорты с железом и с деревянными изделиями, которых некоторая часть распродается дорогою, а железо складывается в Туле. Преимущественно возят здесь: лопаты, кули; но отсюда в Рязань никаких значительных транспортов не бывает.
Места сбыта земских произведений. Москва, отстоя на 190 верст не более от самаго дальняго пункта уезда, есть главное место сбыта нашего хлеба. Иногда Калуга, поднимая цены почти наровне с Московскими, обращает к себе довольно значительное количество хлеба из имений, прилегающих к Тульскому уезду. Причины тому следующия: во-первых, Калуга ближе, чем Москва; во-вторых, продовольствие людей и лошадей по всему тракту несравненно дешевле Московскаго; наконец, в-третьих, если случатся глубокие снега, особенно в последних числах Января, когда по Каширской дороге во множестве едут обозы, набивают такие глубокие ухабы, что лошадь в настоящею тягостию 25 пудов, как бы сильна ни была, не в состоянии дойти до Москвы (обозы от Каширы до Москвы, на пространстве 100 верст, иногда следуют туда и обратно беспрерывной вереницей в 5, даже в 6 рядов, так что проезжему почти не бывает возможности разминуться с ними. В Калугу же до города Тулы обозы следуют разными проселочными дорогами, а от сего города, сделав одну упряжку, спускаются на Оку, по которой и следуют до самой Калуги; след., вместо трех обычных обозов, крестьянину бывает выгоднее сделать четыре, от чего и помещик останется в большом выигрыше.
Ценность хлеба . Ценность хлеба на вышеозначенных рынках, составляющих главные пункты нашего сбыта, по разным непредвиденным обстоятельствам, в продолжении 10 лет, так была непостоянна (то слишком повышаясь, то слишком понижаясь), что приблизительной средней цены определить почти невозможно. Но, полагаю, что, при благоприятных со всех сторон обстоятельствах в нынешнем положении нашей хлебной торговли на вышеозначенных рынках, средния цены на хлеб должны быть следующия: пуд ржаной муки 40 коп., четверть овса 2 руб., четверть гречневых круп 4 руб. и четверть гороху 3 руб. сер., а на месте: пуд ржаной муки 25 коп.. четверть овса 1руб. 30 коп., четверть гречневых круп 3 руб. и гороху 2 руб. серебром.
Примечание 1-е Возвышение цены на земские произведения может происходить от
двух причин: 1-я, от значительнаго требования Москвы и Калуги, и 2-я, от
недостатка оных в степных губерниях, лежащих южнее уезда.
Примечание 2-е.Постоянная причина понижения цены на хлеб заключается в большом
распространении между крестьянами садки картофеля; ибо, во-первых, из него
гонять вино на винокуренных заводах; во-вторых, в продолжении 6 лет моего
предводительства, стараясь по возможности собрать сведения о местном
употреблении картофеля, я нашел, что крестьяне наши, пользуясь им в
продолжении 6 или 7 месяцев, употребляют в это время только на половину
хлеба, а потому смело можно сказать, что картофель заменяет по крайней мере
трехмесячное продовольствие хлебом. Следовательно, если нет требования на
хлеб за границу, цены необходимо должны понизиться до крайности, а
крестьянин принужден выпродать весь свой урожай – чтобы внести казенные
подати и исправить свои необходимые нужды; а потому, чем выше урожай, тем
более крестьянин в продолжение летних месяцев должен нуждаться в продовольствии.
Второй вред, приносимый картофелем, состоит в сильном развитии золотушной болезни, особенно в нашем климате, считающемся в этом отношении довольно суровым, что признано всеми медиками: с некоторого времени молодые крестьяне наши, во множестве проживая вне своих селений, заражаются сифилитическою болезнию и лечатся большею частию у невежественных лекарок,- след., и яд этот остается в них. Всем известно, что дети таких родителей получают золотуху; то нет никакого сомнения, что болезнь эта в новом поколении должна все более и более распространяться. Чтобы убедиться в этой истине, стоит только взглянуть и сравнить настольные журналы рекрутских присутствий за 30 лет и нынешний.
Об извозах. Так как крестьянин тогда только может с открытием весны быть исправным, когда лошадь его сильна, поэтому она в продолжении всей зимы должна быть кормлена овсом. Но крестьянин не в состоянии с собственного своего урожая кормить ее таким образом целую зиму; след., ему необходимо быть безпрерывно в извоз. С 1846 на 1847 год, когда цены на хлеб в Москве были весьма низки, а у нас и далее в степи стояли довольно высоко сравнительно с Московскими, наемка же была низка (7-8 коп. сер. с пуда), крестьяне хотя и терпели значительный убыток, однако не покидали извоза единственно для поддержания своих лошадей. Средния цены извоза, при хорошем зимнем пути, нужно полагать 10 коп. серебр. с пуда.
Климат. Климат у нас весьма умеренный. Замечательно, что лет 40 тому назад, когда поверхность уезда была покрыта значительными рощами, было много болот, местами даже непроходимых; ныне же, с истреблением лесов, они обратились в пахатныя земли. Посему летние, постоянные, в особенности восточные ветры, на высоких местах неизбежные, теперь, по сухости почвы, приносят много вреда. Влияние таких ветров особенно заметно на легких торфяных почвах, ибо он, при трехдневной постоянной погоде, могут высушить поверхность вспаханного поля до 2 вершков глубины, от чего корни растений страдают. Счастие для земледельца, если они придут среди лета, когда растения поднялись на значительную вышину; иначе посевы весенние либо вовсе не взойдут, либо будут весьма тощи и редки. Не раз случалось мне видеть, как овес, посеянный в конце Апреля, начинал всходить только в конце мая. Единственная причина тому заключается в том, что, тотчас после таяния снегов, наступила сухая погода, сопровождаемая сухими ветрами. Такая погода, впрочем, менее вредит тяжелым, черноземным почвам и вообще сильно удобренным; но, изсушая глинистую хотя не так скоро, имеет весьма погубное влияние: ибо с уничтожением влаги, такая почва сжимается и образует широкия, глубокия трещины, след., более дает способов ветру высушить растительный слой, отчего молодыя растения много страдают.
Почва. Относительно почвы, уезд можно разделить на 3 части, именно:
1.Пространство, лежащее по левую сторону реки Осетра,- неровно, перерезано глубокими оврагами и отчасти покрыто лесом. От сих неровностей часть растительного слоя смыта, и подпочва оголена. Подпочва здесь состоит из красноватой глины с примесью песку. Нет никакого сомнения, что такая почва, при хорошей и тщательной обработке и сильном удобрении, есть наилучшая; но теперь пока остается одна из самых неурожайных частей уезда по причинам, которыя будут изложены ниже.
2. Следуя по Епифанской дороге в город Венёв, левая сторона ея до реки Осетра составляет высокую, сухую, ровную и безлесную поверхность, покрытую легкою черною землею с примесью торфа и песку. Подпочва здесь состоит из песчаной красноватой глины и лежит местами от 0,5 до 1 арш. от поверхности земли.
3. Правая сторона вышеозначенной дороги: она чем ближе к Михайловской и Епифанской границам, тем более имеет чернозема, особенно по реке Проне. Подпочва здесь та же самая, какая и по другую сторону дороги, только здесь глубже, именно: от 1 до 2 аршин.
Формация. Формация уезда изобилует: серными колчеданами, каменным углем, антрацитом и известняком; затем разнаго качества глиною и песками. Серные колчеданы в виде слитков огромнаго размера над шпатным песком бурого цвета, а на нем непосредственно лежит каменный уголь, между слоями котораго попадаются колчеданы жилами; над каменным углем глина чернаго цвета, переходящая постепенно в серую, потом в белую; две первыя жирнаго свойства и без песку, а последняя песчана; наконец над ней находятся разнаго рода пески более или менее с примесью глины, а также совершенно без оной. Все это покрыто легкою торфяною почвою, а местами и чистым торфом. Формация эта перерезывает уезд пополам, т. е. начиная от селения Хрусловки на юг до Иван-Озера. По протяжению этому встречаются во множестве и провальныя ямы.- Горный известняк разнаго свойства занимает большую часть уезда, именно: всю северную, западную и часть южной. Следуя к Веневу, по правую реку Епифанской дороги, где, как мы выше сказали, находится черноземный грунт, нет ни известника, ни песку, а подпочва состоит из красной глины и рухляка. В местах, изобилующих первыми выше сказанными пластами формации, находится также достаточное количество кремня и железной руды, но они особых пластов не составляют. Местами можно видеть в малом количестве и тонкими слоями (не толще 0,5 вершка ) окись железа, дающую ярко- краснаго цвета краску. Наши бабы употребляют ее для окрашивания шерсти; я сам выкрасил ею все свои каменныя надворныя строения, также и церковь, которыя уже несколько лет стоят, не переменив цвета. При этом должно сказать, что, по малому количеству, трудно добывать ее и извлечь пользу.
Горный известняк. Горный известняк находится по рекам: Дону, Белколодцу, Шату, Веневке и Осетру с их притоками, так, что он занимает более 2/3 уезда. Известняк этот различнаго качества: чем ближе к берегам реки Шат, тем рыхлее, желтобураго цвета и имеет гнезда с железом; а чем ближе к Осетру, тем более переходит в бело-сероватый цвет, тверже, хрупче и звонче; при жжении весьма скоро превращается в известь отличнаго качества, потому что он весь состоит из раковин. Верхние слои его имеют кругловатые камни; но чем глубже, тем более принимает вид плит, постепенно увеличивающихся в своем объеме и составляющих наконец огромнейшия массы, которыя местами выходят даже на поверхность, что особенно можно видеть в оврагах близ Иван-Озера. Такое изобилие этого камня может со- временем принести огромную пользу нашим крестьянам, потому, что, за неимением у нас лесу, деревянныя строения час от часу становятся дороже. Самая важная часть этого камня находится по берегам Осетра: тут он, как дерево, распиливается по всем направлениям; цветом бел и под киркою весьма мягок; но будучи подвержен влиянию атмосферы, особенно, если имеет гладкую поверхность, принимает желто-восчаный цвет и покрывается твердою оболочкою.
Каменоломни. Камень этот есть драгоценность уезда. Вся Тула, не исключая оружейнаго завода, выстроена из камня, добываемаго из наших Веневских каменоломней, коих начало сокрыто в глубокой древности. Надобно полагать, что Кремль в Туле был выстроен из Веневскаго камня, потому, что ближе к Туле такого свойства камня еще не найдено; также и церковь упраздненнаго Венева монастыря, которыя существовала до Царя Иоанна Грознаго ( в оной церкви, в верхнем этаже покоются прахи: Князя Георгия Смоленскаго, окончившаго дни свои в оном монастыре схимником, и несчастнаго Пимена Новогородскаго ), выстроена из него же. Он добывается посредством шахт, над которыми слой земли иногда доходит до 10 саженей толщины.- Прибрежныя селения Осетра, вообще промыслом своим имеют добывание этого камня. Они, расцепив его на бруски или плиты, либо доставляют по условию в разныя места губернии, либо продают его на месте, а брак вывозят в Венев, к торговому дню, где и продают его в безценок. Селения эти вообще малоземельны, я полагаю от того, что, при первом генеральном размежевании, жители этих селений более старались удержать за собою каменоломни, как главный и древний источник своих промыслов, а потому мало заботились в то время об удержании за собою пахатной земли.
Мнение о происхождении великой плоской возвышенности. Можно смело заключить, что некогда, при больших переворотах нашей планеты, великая плоская возвышенность, на которой мы находимся, есть дно моря, поднятое действием подземнаго огня. Сему доказательством служат провальныя ямы, разбросанныя в известном направлении уезда; верхние слои колчеданов, лежащие возле таковых ям, имеют вид или слитков, или бомб, и заключают в себе много растительнаго угля: сверх того и самая поверхность указывает на дно моря, потому что из камней, добываемых на весьма высоких местах, выкалываются скелеты рыб, множество морских раковин и других подобных остатков. Несколько лет тому назад мне удалось отделить скелеты рыбы из известняка: этот экземпляр препроважден в Общество Испытателей Природы; а в нынешнем году- раковины устрицы. Далее же на Осетр, при селении Сосенках, коего промысел есть также добывание этого камня, лет 5 или 6 тому назад напали на такую формацию, в которой, при распилке камня, отличаются слои дерев; промежутки же их наполнены полипниками.
Торф. По рекам: Веневке, Осетру, Белколодцу и Шату находятся пласты торфу, расположенные то на высоких, то на низких местах; они вообще покрыты кочками, под которыми напосредственно и лежит торф. Толщина его доходит до 6 аршин. Если снять на пол- аршина моховаго торфа, то нижние слои будут состоять из преснаго, имеющаго высокое достоинство. Но богатство уезда, заключающееся в этом топливе, пока еще лежит под спудом. В нынешнем году мне первому пришлось начать разработку торфа, необходимаго для сахарнаго завода, уже строящагося в моем имении.
Хлеба, высевающиеся в уезде. По моим 17- ти- летним наблюдениям Веневский уезд есть отечество овса, который своим урожаем доходит до сам-10-т ; и никогда ниже сам-7, притом всегда при хорошем качестве зерна, лишь бы погода несколько облагоприятствовала ему при первоначальном его развитии. За ним рожь занимает второе место, ибо сам-7-м здесь считается удовлетворительным, тогда, как далее на юге сам-10-т средним; притом мука от ржи, посеянной на легких торфяных почвах, всегда чернее, зерно же легковестнее и иметь толстую оболочку, от чего в ней более отрубей. Греча могла бы приносить огромный доход, если бы в цвете своем не была задуваема ветрами; поэтому у нас всегда много гречневой соломы и мякины, а зерен мало; притом оно тоще и мало годно на переделку в крупу. Ячмень на местах глинисто-песчаных приносит хорошие урожаи; он, будучи зерном полон и тяжеловесен, охотно покупается на Московском рынке для пивных солодов, лишь бы был доставлен в свое время, т. е. в конце Сентября или в начале Октября; посему на местах пригодных засевается в значительном количестве. Посев гороха, по случаю затруднительной уборки в ненастное время и по малому требованию, весьма ничтожен.
Количество посева на десятину. Рожь высевается от 8 до 12 четвериков, смотря по качеству земли, т. е. чем тучнее она, тем менее употребляется зерен. Лучшее время посева считается от втораго Спаса до Флора и Лавра, или от 6-го до 18-го Августа.
Примечание. Некоторые старожилы, которых одноко не много, делают наоборот, т. е. высевают больше зерен на тучную. За такое упорство они иногда бывают жестоко наказаны; ибо хлеб, густо посеянный на жирной почве, не имеет места ни распространить своего корня, ни куститься; отчего растение всегда бывает высокоросло, тонко соломою и имеет малый колос; притом, если пред наливом случатся окладные дожди несколько дней сряду при сильных ветрах, рожь ляжет, и колос будет пуст. А как скудныя пашни не приносят хорошаго урожая, то упрямец неминуемо должен получить в сложности весьма скудный урожай.
Овес высевается от 18 до 24 четвериков. Посев онаго начинается, как только земля оголится и получит свою теплоту. Вернейшие признаки начала посева суть: береза начинает распуковаться; лягушка, выражаясь по здешнему, зазвонит, и грач следит за бороздой пахаря. По нашему климату, посев начинается около Егория, т. е. 23-го Апреля, и продолжается до Николы-9-го Мая; сеющие же после этого числа, считаются опоздалыми. Посев начинается всегда с тучных пашен, потому что, посеянный на жирной земле, требует более времени для периода своего развития, или, выражаясь по здешнему, долее потеет. Чем раньше производится посев, тем менее употребляют зерен.
Причина, почему мы должны употреблять более семен в яровых посевах против мест южнейших. Вообще, для посева яровых здесь употребляют более зерен, чем в местах южнейших, потому, что оный производится позднее, именно: когда солнечные лучи, действуя весьма сильно, быстро вытягивают растения, не давая времени куститься. Вот точка преткновения всем новопрезжим к нам агрономам, которые, не понимая настоящей причины и приписывая оное к невежеству страны, сами остаются при редких посевах с весьма скудными урожаями.
Ячмень высевается от 8 до 10 четвериков, смотря по величине зерна и тучности почвы. Время посева его начинается около 21-го Мая и продолжается до 1-го Июня. Посеянный на глинопесчаной почве, притом хорошо удобренной, он бывает зерном полон, в муке был и тяжеловесен, и урожаи дает огромные; посеянный же на прочих почвах, хотя и весьма удобренных, редко дает обильный урожай, притом зерном бывает легковеснее и худшаго качества, почему на Московском рынке ценится гораздо ниже. А как ячмень непременно требует сильно удобренной почвы, то на легких черноземных его вовсе не сеют.
Греча высевается от 7 до 11 четвериков, смотря по качеству зерна и почвы; настоящий ея посев начинается с 1-го Июня и оканчивается к Акулинину дню, 13-го числа. Мы выше сказали причину почти всегда скуднаго урожая, почему она высевается в весьма ничтожном количестве.
Горох высевается от 5 до 8 четвериков. Посев его начинается раньше овса, т. е. в то время, когда земля еще холодна. Посев его так ничтожен, что не стоит об нем здесь и распространяться. Причины тому следующия: на Московских рынках преимущественно ценится горох крупный,- слывущий здесь под названием Грецкаго; притом цены на него бывают в один и тот же день от 3 до 6 р. серебр. за четверть, смотря по величине, полноте и ровности желтого цвета. Так как крупный горох по нашему климату не успевает созревать и выравниваться в зернах, а мелкий не имеет хорошей ценности, то посев его у нас ничтожен и производится не во всех имениях.
Картофель стал садиться в большом объеме не более 14 лет тому назад. Количество высадки его на десятину бывает от 8 до 16 четвертей, смотря по крупности его. Средний урожай при хорошей обработке дает до 60 четвертей; но как ему вовсе нет сбыту, то в помещичьих имениях высаживается он в весьма малом количестве; крестьяне же год от году к нему пристращаются сильнее, так что, кроме огородов, выносят его в значительном количестве и в поля.
Примечание. Наши крестьяне из опыта узнали, что резанный картофель дает меньшие урожай, а потому при садке его вовсе не режут.
Причина малого посева конопли и льну. Конопля в огородах, а лен в полях высеваются в ничтожном количестве, потому, что единственное место сбыта сих произведений весьма отдалено (Сухиничи, город Калужской губернии) а Московский рынок оных не требует, почему и цены на них бывают весьма низки.
Примечание. Крестьяне прежде имели коноплянники, на которых постоянно засевали
коноплю, по конопле; теперь же очень многие из них, разбив свои огороды по-
полам, одну часть занимают картофелем, а другую коноплею- переменяя
ежегодно посев. Это делают так: они, удобрив с осени половину огорода, весною засаживают его картофелем, а на следующий год засевают это место коноплею.
Такой севооборот весьма выгоден, потому что по свежему навозу отлично родится картофель; конопля же, будучи посеяна после него, несравненно выше ростом и лучшаго качества, чем посеянная после конопли.
Система земледелия. Система земледелия в уезде трехпольная. Некоторые помещики, которые живут в своих имениях, приступают к плодопеременной, деля поля свои на 4 или 5 участков; но, так как они не вошли еще в полный севооборот, притом, не имея о них подробнаго сведения, я умалчиваю. В моем же имени уже 6 лет существует четырех-польная система: рожь, овес с травосеянием; травосеяние, гречиха и горох, мертвый пар. Подробное сведение об оном постараюсь доставить отдельно. Причины не позволяющия владельцам перейти в плодопеременную систему, следующия: одни, на службы, не могут постоянно наблюдать за своими имениями; другие, будучи обременены или летами, или болезнями, или другими какими нибудь обстоятельствами, не в силах приступить к столь важной перемене; ибо, чтобы сделать преобразование и получить от него хороший результат, нужно быть неимоверно деятельным; притом управителей, способных произвести такия перемены с пользую, к несчастию, мы вовсе не имеет; наконец, и самой системы, которая удовлетворяла бы всем потребностям края, до сих пор еще не существует. Некоторые из не проживающих в своих имениях помещиков, в продолжении 17-ти-летняго моего пребывания здесь, желали перейти в плодопеременную систему, почему они и нанимали управителей- иностранцев; но попытки их не только были неудачны, но еще лишали их на некоторое время доходов, почему они вынуждены были обратиться опять к старой трех- польной системе. Не лишним считаю описать один из замечательных примеров управления иностранца и поместить его в заключении. Хотя пример этот и резок, но он характеризует образ управления иностранцев, которым предоставлена полная свобода в управлении.
Количество удобряемой земли относительно к пахатной. При трех- польной системе в имениях, количество удобряемой земли относительно к количеству пахатной можно назвать ничтожным; например, в имении, где в каждом поле будет по 100 десятин пахатной господской земли, самая большая пропорция удобренной земли может доходить до 15 десятин в год. Причина, как всем известно, заключается в том, что трех- польная система не может прокормить такое количество скота, которое бы удовлетворяло всем потребностям пахатной земли; что же касается до крестьян, они, имея от 2 до1,5 десятин в каждом поле на тягло, особые луга и усадьбы, могут унавозить несколько больше; ибо они, при хорошем расположении владельца, могут удобрить пятую часть своего поля.
Отсюда неминуемо следует, что ближайшия к селению земли удобряются и слывут под именем навозных, а отдаленныя остаются без удобрения и называются запольными. Первая из них всегда приносят удовлетворительный урожай, а последняя вообще мало вознаграждают труд, особенно озимым хлебом; но овес и греча, будучи посеяны на таковых тощих землях, если первая половина будет сыра и дождлива, дают порядочные урожаи.
Мера удобрения. Меры удобрения на десятину, по моему мнению, суть следующая:
1) На тяжелую почву 150 возов (воз считается по 10 пуд.).
2) На легкую торфяную от 200 до 250 таких возов.
3) На глинисто-песчаную от 300 до 350 таких возов.
Вот причина, почему имения, населенныя на глинисто-песчаной почве, не могут иметь большаго количества удобренной земли в отношении ко всему посеву; за то она, будучи приведена в хорошее состояние, с излишеством вознаграждает труды. Зерно здесь бывает полно, с тонкою оболочкою и в большом количестве. На таких почвах рожь иногда доходит до 10 пудов в 8 четвериках.
Луговодство. Луга можно разделить на 3 сорта: заливные, лесные и сухие. Отношение их к пахатной земле, как 1 к 3, а ко всей вообще как 1 к 5. Самое большое пространство оной занимают заливные луга, находящиеся по рекам и речкам, в них впадающим. На них вообще произрастает трава отличнаго качества. Жаль очень, что большая часть из них покрыта кочками, отчего нельзя получить столько сена, сколько бы следовало. Второе место после заливных лугов занимают лесныя поляны и сенокосы между кустами, дающие более сена, но худшаго качества. За тем третье место занимают луга на высоких сухих местах, дающие сена только в мочливые года; в сухие они вовсе ничего не дают: а потому год от году все более обращают их в пахатныя земли, которыя в первые десять лет дают хорошие урожаи. Общий сбор сена можно предположить с заливной десятины, имеющей мало кочек, 150 пуд., с лесной 200, а с высокой, если первая половина лета мочлива, 80 пуд. Достаточно ли лугов для местнаго употребления, или нет, определить не возможно; ибо если имение имеет в своих дачах заливные луга, притом фигура растянута вдоль по речке, то имеет сена весьма достаточно; напротив, если имение вовсе не имеет заливных лугов, или примыкает к оным незначительным пространством, тогда вовсе не имеет сена. В таком случае, как владелец, так и самые крестьяне, прибегают к паемке лугов сенокоса в имениях, где оными изобилуют, а другие откупают поляны в казенной засеке. Средняя цена десятины заливнаго луга есть 8 руб., а поляны от 6 до 7 руб. серебр. Здесь вообще рогатому скоту, как господскому, так и крестьянскому, в продолжении зимы сена не дают, а довольствуют ржаною и овсяною соломою, еще гуменным кормом. Помещики запасают сено для лошадей и овец, а крестьяне продовольствуют лишь овец постоянно сеном в продолжении зимы; лошадям же дают только тогда, когда он в работе, а остальное время продовольствуют тем же кормом, каким и коров. Сбытом сена пользуются весьма не многия селения, лежащия близ города, ибо дальния не имеют никакой выгоды доставлять его туда. Выше сего было сказано, что несколько имений, переходящих в плодопеременную систему, засевают клевер, который родится весьма изобильно на глинистых и тяжело-черноземных почвах, так, что в хороший год клеверное поле может приносить по 350 пуд. с десятины, в сложности, отличнаго сена. Время сенокоса начинается во второй половине Июня и продолжается до второй половины Июля, смотря по погоде.
Лесоводство. Как мы выше сего сказали, лет 40 тому назад поверхность уезда покрыта была рощами, которыя, будучи взяты все в совокупность, едва не превышали пятой части всего пространства: они составляли лиственный, смешанный лес, состоявший из дуба, березы, липы, осины, клена, орешника и ильма; но в продолжении времени пали под неумолимою секирою. С падением их, поверхность земли и болотистыя места обратились в пахатныя. Притом нужно заметить по общему итогу земли на ревизскую душу и достаточно (5,66 десят.), за всем тем большая часть имений оказывается малоземельною (до 4,5 десятины на душу и редко до 5 десятин, а самыя оброчныя не имеют и 3 десятин), ибо остальная земля принадлежит тем имениям, которыя удержали еще леса; потому, нет никакой надежды, чтобы владельцы согласились, потеряв настоящия выгоды, извлекаемыя из пахатных земель, обратить часть оных для разведения лесов.
Огородничество. Крестьяне наши половину своих огородов досаживают картофелем, а остальную засевают коноплею, из которой уделяют небольшие участки под капусту и редьку. Других овощей решительно никаких не сеют; зато приезжают к нам огородники из Боровска, Коломны и других мест, снимают огороды и засевают их луком, чесноком, огурцами и репою.
Наемная цена огородов. Обычная годовая плата за таковые огороды доходит до 35 р. сер. за десятину. Сбыт этих овощей начинается с Петровскаго поста, где они развозят лук и репу по селениям и выменивают оныя на яйца, лен, пеньку и тряпье; затем наполняют рынки огурцами, которые ценностью, смотря по урожаю, доходят от 3 до 20 коп. сер. за четверик.
Примечание. Огородники засаживали прежде довольное количество и картофеля; но,
по случаю распространения его между крестьянами, вовсе перестали
садить его.
Помещики имеют большие огороды, в которых произрастает все нужное не только для необходимаго употребления, но даже и роскоши.
Садоводство. Крестьяне вообще салами не занимаются и их не имеют. При помещичьих же усадьбах везде имеются фруктовые сады, засаженные большею частию яблонями, потому что, поблизости Москвы, фрукт этот приносит более выгоды. Зима с 1839 на 1840 год истребила почти все сады, а потому ныне большая часть оных или весьма молоды, или, по разным обстоятельствам, не приведены еще в надлежащий порядок. Значительные сады, содержащиеся в надлежащем порядке, суть: в селе Глубоком Гг. Телегиных на 10 десятинах, в селе Исаков Г-жи Резвой на 3 десятинах, в селе Тульбьеве Г-на Афросимова на 4 десятинах и в селе Мочалах Г-на Волкова на 5 десятинах. Все эти сады, по десятилетней сложности, приносят ежегодно до 5,000 руб. серебр. доходу.
Примечание. Десятины под этими садами хозяйственныя, т. е. сороковыя.
Коневодство. Весьма много крестьян содержат по одной, по две или даже по три матки довольно рослых и сильных. Приплод от них продают от 50 до 100 руб. сер. Вообще крестьянския лошади средняго роста, но сильны; ибо здешние крестьяне имеют большое пристрастие к лошадям, и положительно можно сказать, что большая часть из них хорошие знатоки.
Что касается до помещиков, они вообще щеголяют лошадьми. Значительные заводы суть:
1-й, в селе Серебряных-Прудах, Графа Шереметева, 70 маток рысистой породы и малая часть при оной скаковой;
2-й, в сельце Благодати, Г-на Петровскаго, рысистой и частию скаковой породы, случных маток 40;
3-й, в сельце Савине, Князя Александра Михайловича Урусова, хотя и считается скаковой породы, но их более можно отнести к верховым; случных маток 30 (лошади этого завода значительно мельчают);
4-й, в селе Узунов, Г-жи Григоровой, 25 маток больших, тяжелых, Мекленбургской породы, годных для городской упряжи;
5-й, в селе Богородицком, Г-жи Яковлевой, смешанной породы Мекленбургской с Арабской, годной для верховой езды; случных маток 25.
Лошади всех этих заводов, исключая Г-на Петровскаго, у котораго, по высокому своему достоинству, ценятся весьма дорого, продаются от 100 до 300 р. серебр. каждая.
Скотоводство. Коровы хотя и приносят важное подспорье в домашнем быту крестьянина и дают возможность осенью продать излишнюю скотину на убой, но частые падежи, в особенности в последние годы непрерывные, значительно убавили число рогатой скотины и охладили у них желание к разведению достаточного количества оной.
Примечание. Причина частых падежей в уезде происходит от двух больших
транспортных дорог, перерезывающих уезд почти по полам: по ним
прогоняются во множестве летом гурты, и следуют большие транспорты
на волах с шерстью, солью и т. п.
Помещики вообще прежде держали довольное количество рогатого скота, стараясь улучшить его приобретением хорошей породы быков; но, по вышесказанным обстоятельствам, количество скота значительно у них ныне уменьшилось. Особенных заводов рогатого скота в уезде нет. Коровы вообще малорослы и дают мало молока; но, мне кажется, это происходит не от породы, а от первоначального воспитания телят и худаго вообще содержания коров впоследствии: во-первых, по причине трехпольной системы, они стерегутся целое лето на тощих парах и начинают поправляться только осенью, когда они пасутся по жнивам; во-вторых, им в продолжении зимы не случается узнать и вкуса в сене; в-третьих, все это время они находятся на варках, где часто, в продолжении целых суток, бывают покрыты инеем.
Способ улучшить породу самую в себе. Я сказал, что мне кажется, здешния коровы малорослы и мало дают молока не по породе, а единственно от дурного содержания, потому что я испытал это на опыте, стараясь улучшить породу самую в себе. Я начинаю с самаго воспитания теленка: во-первых, не позволяю его отнимать от матери в продолжении 8 недель; потом целый год довольствую лучшим сеном и мучною болтушкою, не выпуская его в поле; в зимние месяцы держу его в теплых коровниках, а летом, по миновании года, пасу на четвертом поле. Такое воспитание телят и содержание коров совершенно изменило породу: коровы нового поколения сделались крупны, молочны и весьма притом статны, а зарезанные волы пяти-летняго возраста дают до 14 пуд. мяса и 1,5 или более пуда нутрянаго сала.
Овцеводство. Овца есть животное, на которое крестьяне наши обращают особенное внимание: она одевает их с ног до головы; летом кафтан, а зимою тулуп и шаровары у мужчины; нагрудник, исподница или панева у женщины, и даже самыя онучи делаются единственно из собираемой с овцы шерсти. Поэтому, тот считается худым крестьянином, который не имеет по крайней мере 5 овец на каждое тягло в своем доме. Овцы здесь довольно рослы, цветом черныя, белыя и чернопегия; шерсть имеют длинную, грубую. Их обыкновенно стригут 2 раза в год: весною и осенью; собираемая с них шерсть доходит средним числом до 1,5 ф. в каждую стрижку. Ценность овцам на рынках бывает от 1 руб. 15 коп. до 1 р. 80 коп. серебр. В 1845 и 1848 годах купцы, проживающие на Иван-Озере, пригнали в Сентябре месяце из Воронежской губернии несколько стад овец, зараженных оспою, распространили сию эпидемию по многим селениям и уничтожили тем огромное количество овец. Не смотря на это, крестьяне наши, чувствуя важность выгоды, получаемой от овцы, уже давно пополнили эту убыль.
Что же касается до помещиков, то каждый из них держит более или менее овец, смотря по собственным своим требованиям. Овцы их толстошерстныя и различной породы, а некоторые имеют и шпанских, только низкаго достоинства и в небольшом количестве. Тонкорунных заводов в уезде два: первый в селе Бороздине, Графини Юлии Станиславовны Бобринской, 1000 голов, и второй у меня в селе Белколодце 2000 голов. Оба эти завода производят шерсть приму: в сложности овца дает до 2,5 ф. чистаго перегону, а всего оба завода могут продать в год, по ныне существующим ценам (12 руб. сер. за пуд на месте), на сумму 2,200 руб. сер.
Удобство местности для тонкорунного овцеводства. Имея 13 лет в имении своем овчарню из тонкорунных овец электоральной породы, утвердительно могу сказать, что уезд наш, по высокому своему местоположению, качеству произрастающих кормов, сухости и умеренности климата, едва ли не лучший в целой России. Здесь овца, при хорошем и бдительном за ней уходом, не только росла, статна и чужда всех болезней (кроме оспы- легко отвращаемой прививанием), но даже руно на ней густеет и делается лучшаго качества.
Свиноводство. Вообще крестьяне наши держат свиней собственно для своего употребления, но не в большом количестве; они малорослы. Помещики также имеют их в небольшом количестве для того же предмета; но большая часть из них, находя более разсчета в покупке, чем содержании самых свиней, оных не водят.
Пчеловодство. Лет 40 тому назад, когда уезд был покрыт рощами, как помещики, так и крестьяне держали много пчел; но с уничтожением лесов пчеловодство год от года стало делаться затруднительнее. Сильные ветры, от которых безпрерывно теряются пчелиные семьи, и лет 10-ть сряду весьма неблагоприятных для пчеловодства, уничтожили даже последния пасеки; наконец, самые пчеловоды стали редки; след., с уничтожением их, эта ветвь промышленности должна была сама собою уничтожиться.
Рыбы. По нашим рекам и ручьям водятся: карпия, окунь, язь, ерш, пискарь, голец и платва, а в Осетре и Проне, сверх того, судак и лещ. Все это в ничтожном количестве, а потому не стоит и распространяться об этом. Помещики имеют пруды, в которых разводят сказанную рыбу; а некоторые имеют в них стерлядей, привозимых к нам из Рязани.
Шелкомотальная фабрика. В селе Дудине находится шелкомотальная фабрика, на которой работают разнаго пола и возраста 39 человек. Приносит ежегоднаго доходу до 2000 руб. сер.
Есть в уезде три сахарных завода: 1-й, в селе Щучье, Г-на Пушкина; работают 40 человек и приносит доходу на 2000 руб. сер.; 2-й, в селе Горбатов, Княгини Черкаской; работают 80 человек и доходу приносит 7000 руб. сер.; и 3-й, в сельце Матов, Князя Шаховскаго; работников 70; приносит доходу 5000 руб. сер. Кроме сих заводов строятся еще два: один в селе Клине, Князя Черкасскаго, а у другой у меня в Белколодце. Все эти заводы устроены в малоземельных имениях, а потому излишние работники могут быть употреблены с пользую.
Есть много иностранцев, которые публикуют о себе в Газетах, как о самых опытных управителях, могущих ввести плодопеременную систему; в особенности в Немцах на этот случай недостатку нет. Они призываются в столицы, столичными жителями, которые, не имея никакого понятия о своих вотчинах и увлекшись чужеземным хозяйством, полагают, что лишь стоит сделать преобразование полей на заграничный лад, то все пойдет у них успешно. Тут выходцы эти, наговорив им пропасть разных теорий и убедив их в возможности введения в России заграничных систем без малейших перемен, обещают не только учетверить, но даже удесятерить доходы с имения; а владельцы, поверив им на слово, погружаются в счастливую мечту быть богатыми и не нуждаться более в деньгах, как до сего времени с ними было. Таким образом мечтатели эти, нисколько не медля, заключают с новым управителем контракт на большое жалованье и огромное содержание, рассуждая впрочем весьма основательно, что, при удесятерении доходов, это будет им ничтожно. Новый управитель спешит прибыть на место и без оглядки начинает действовать, не зная ни языка, ни нравов, ни обычаев, ни силы, находящейся в его расположении, ниже требований рынков. И вот пошла кутерьма: он воображает, что подчиненные его Немцы или должны быть Немцами, а рынки должны покупать то самое, что легко расходится на рынках Немецких. Чего я, Боже мой, не видал в продолжении моего пребывания в имении!.. Видел поля, засеянныя брюквой, морковью, рыжиком, рапсом, мадиею, масляной редькой, черным картофелем и многими другими заморскими произведениями, а рожь и овес изгнанниками из настоящей их родины! Пока продолжается лето, все идет хорошо: Немец до крайности весел: он не только исчисляет, но и публикует в разных периодических Журналах о своих будущих надеждах. Вот приходит осень. Некоторыя произведения собраны, другия, по краткости лета, убиты морозом, след., освободили от труда уборки; остальное же , по причине многосложной тяжелой уборки и недостаточности рук, осталось в поле. Немец хотя и начинает побранивать Русский климат, однако надежды не теряет. Но увы! и брюква, и морковь, за неимением потребителей, остаются в кучах в поле! Следовало бы убрать их в погреба, да разсчет-то был прямо продать с поля, а потому ничего не заготовлено! Остается одно средство: скормить их скотом; по разсчетам Теера, это принесло бы сугубую пользу, но и тут остановка: по краткости времени ему не пришло еще на ум о разведении скота и устройстве для него привольных помещений! И что же? часть летних трудов оставила кучу никуда не годнаго гноя! Теперь надежда на картофель; но и тут неудача: крестьяне не только покупать, но и приступить к нему боятся, называя его проклятым, потому что он черный! -Наконец масляныя растения. Нарочно устраивается маслобойня, о которой я буду говорить ниже. Масло из этих растений бочками отправляется в Москву и, за неимением потребителей, слагается на мытном дворе; притом, чтобы дешевле заплатить за место, — не в сарай, а просто на дворе, где оно благополучно простояло зиму.
Вот наступили летние жары: бочки полопались, и будущия надежды Немца умаслили только двор! – У барина этого есть довольно значительная речка, пересекающая большую дорогу, по которой следуют транспорты с хлебом из степи в Москву. При этой дороге была устроена плотина, где стояла мельница — так, незавидная, Русская, крытая соломой и ходившая в аренде, однако приносившая доходу владельцу 1500 руб. ассигн., притом с значительным помолом для винокуреннаго завода, устроеннаго не далеко на этой же речки.
Возможно ли терпеть такую дрянную мельниченку в благоустроенном Немецком хозяйстве? Долой ее скорее, чтобы глаз не коробило! – И вот занесли плотину капитальную, построили при ней огромное здание из Белаго тесанаго камня. Так как оно пришло на зыбком болотистом месте, то нужно было предварительно похоронить огромный капитал, чтобы строение не ушло в преисподнюю.
Затеяно и сделано. В этом здании помещена была маслобойня, долженствовавшая перебивать по 100 четвертей масляных растений в сутки; еще крупчатка, приделанная к тому же приводу и долженствовавшая отпускать также огромное количество перловых круп в 24 часа. По расчислению, мельница эта с обоими аппаратами назначена была для безпрерывнаго действия круглый год, посему был устроен отводный канал для безопасности. Работы шли быстро и впродолжении нескольких месяцев все кончились. Пустили мельницу, и что же? Вода оказалась так слаба, что оба аппарата вместе не поворотились, а каждый порознь действовал только по 6 часов в сутки, и то под конец весьма слабо; остальное же время нужно было набирать воду. И кто поверит, если я скажу, что эта ахинея стоила 120,000 руб. асс. чистыми деньгами! За всем тем переработано ячменя в перловую крупу огромное количество, которое и было отправлено в Москву. Так как крупа эта в Москве распродается фунтиками, то такого количества купить никто не хотел, а предлагали такую цену, что ячмень сам по себе был бы продан гораздо дороже. При продаже случилось, что сам владелец был в городе: увидев в этой спекуляции неудачу, с досады обратился к благодетельной мысли: раздарить ее по больницам и богоугодным заведениям! Нет худа баз добра! Этого мало. Немец затеял тонкорунное овцеводство: посему он выписал овец с лучших Германских овчарен на 300,000 руб. асс. И вот овцы, торжествуя, в Сентябре месяце важно выступили на место своего жительства; Немцы играя на удочках своих, с важностью шли в штиблетах, кожаных штанах и в куртках, украшенных кожаными торбами и висячими ремешками, наподобие Сибирских Шаманов, а бараны составляли особое отделение с позолоченными рогами. К столь торжественному дню были приготовлены мортирки, нарочно откованныя домашним кузнецом. Все шло хорошо, пока миролюбивые гости не встретили воинственнаго приветствия. Вдруг открыли огонь, и все стадо обратилось в бегство в разныя стороны. Тут Немцы, отбросив важную поступь, кинулись догонять овец и растеряли все свои дудочки.
Можно ли ожидать, чтобы процессия эта, начавшаяся так великолепно и с такими предварительными приготовлениями, могла кончиться так плачевно, ибо, при сильных розысках и всех стараниях, это стадо едва могли собрать на третий день! Не без причины же говорят, что на свете существуют худыя предзнаменования, потому что это было началом последующих бедствий. Забыто приготовить на зиму овчарни и корм! Нечего было делать: пришлось расставить овец на крестьянские дворы, а корм скупать по тройной цене. Как ни защищали их крестьянские сараи, все-таки не могли спасти от сильных морозов, случившихся в Феврале месяце: тут овцы стали котиться мороженными ягнятами! Опять пошло гонение на Русский климат; но на свете всему бывает конец: кончились морозы, и остатки несчастных овец, — тощих и потерявших половину своей шерсти, — побрели нога за ногу на скудное пастбище. Немец хотя и публиковал, что овца может наедаться досыта там, где корова издыхает с голоду, однако Немецкия овцы голой Русской земли грызть не стали, а потому стадо это тут значительно поуменьшилось. Остатки собранной шерсти отвезены были на продажу в Москву, где, случилось, цена была гораздо ниже, чем на Германских рынках, почему шерсть попала также на мытный двор: здесь, от долгаго лежания, она сгорелась и, по распоряжению полиции, была выкинута за город!!!.. Я бы мог написать целые Томы таких проказ; скажу только, что они продолжались несколько лет сряду: ибо владелец, увлекшись, все был в надежде вознаградить все убытки и, к несчастию, опомнился лишь тогда, когда дела пришли в расстройство. Трагедия эта кончилась тем, что Немцу отказали, а имение опять перешло в трехпольную систему!
Нет никакого сомнения , что выставленный пример едва ли не единственный по целой России; за всем тем утвердительно можно сказать, что все дворянския имения в губерниях, где помещики сами не живут, а присылают управителей – иностранцев, приходят по большой части в разстройство.

Урусовские провалы в Веневском уезде.
Гедеонов Д.Г.
Вести Русского географического об-ва, 1852год,часть 5, кн. 1. — о карстовых провалах.

Верстах в 8 от Венёва, уездного города Тульской обл. по большой дороге в Епифань, начинается безлесая и сухая местность, простирающаяся в обе стороны от дороги местами до 5-ти вёрст. Она идёт до села Колтобина на протяжения 10 вёрст. В центре её находится село Урусово, дающее название и всей местности. Площадь этой местности углублена вовнутрь и как будто вставлена в продолговатую раму окрестных возвышений. Её лощины и овраги, составляющие при селении пруды с ее наборною водою, направлены в середину, к одним местам, слывущим провальными ямами. Внешние же склоны окружающих возвышенностей богаты глубокими озёрами, горными ключами и болотными топями, из которых вытекает множество рек и речек Веневского уезда. Вогнутая поверхность урусовских окрестностей с отверстиями, находящимися на её дне, стоила бы внимательного геологического исследования: не будучи геологом, постараюсь дать о ней хотя бы общее понятие.
Полоса земли, окружающая село Урусово, довольствуется наборной или прудовой водой. Рытые колодцы доставляют воду желтую и неприятного запаха и вкуса. 3амечательно, впрочем, что при прорытии земного слоя с верховою водой и углублении колодезя до 18 сажень, в Урусове дошли до огромного камня, из под которого слышался сильный шум. С пробитием этой плиты оказалось, что шум происходил от подземного протока, устремлявшегося в пробитую скважину с такой быстротою, что работы прекращены, а колодезь остался. не расчищенным. В этом колодезе вода стоит на 5 аршине, но прежде стояла выше.

 


Атмосферная влага стекающая по оврагам в устроенные пруды в случае избытка или прорыва плотины, пропадает в провалах, находящихся при соединении тех оврагов, в каком бы количестве не проливала к этим местам. Случается правда весною, когда ямы забиваются снегом или ещё не оттаяли, что вода несколько времени ходит по оврагам взад и вперёд, доколе не сыщет себе обычного пути. Провальных ям или провалов, которые называются Урусовскими по центральному селению, насчитывают до 20, около Талызина — 4, около Урусова — 8, остальные по полям села Холтобина и Подосинок. Все эти провалы имеют воронкообразное устройство. Большая часть не глубоки и имеют каменистое, с отверстиями в днище: иные из них имеют узкое и извилистое отверстие, из которого в летнее время года подувает холодный ветер. Один (именно близ деревни Артёмова) имеет такое жерло, что в него мог спускаться на верёвках один деревенский смельчак. По словам этого мальчика воронка провала в начале широкая, саженях на пяти суживается до того, что по извилинам её с трудом, и опаской можно спускаться по причине выдавшихся камней. Ниже 10 сажень отверстие делается прямей: по сторонам её при обратном восхождении смельчак захватил песку с золотистыми блёстками и красноватых камней. Провал этот — БЕЗДНА заключили окрестные жители в следствии сделанного опыта.

 


С севера около сельца Озарникова или Озерниково, верстах в 7 от Венева, на возвышенном месте, есть несколько глубоких озёр, называемых бездонными. Они и в жаркое лето не портятся и держаться, в уровень с берегами. Реки в себя не принимают и из себя не выпускают, но у подошвы возвышения по местам образуют топи и родники, из которых берут начало:
а) Озёрниковский Крутовец, стремительный ручей, через значительные уступы русла стекающий на Северо-Востоке в Полосню:
б) Былинка, или Белка, так же небольшой, но быстрый ручей. Сделав излучину к Югу он поворачивает на Восток и, правь гору Меленку, впадает также в Полосню ниже деревни Власова

 


в) Березовка, текущая на запад по дачам села Березова и впадающая в реку Веневку ниже д.Вотчинки.
г) Рябинка, текущая по одному направлению с Берёзовкой и впадающая в Веневку же при сельце Федоровке.
С Востока близ д.Власова из горы, бьют несколько десятков ключей с такой силою, что Полосня, до сего места ручей в летнее время пересыхающий, становится речкою, приводящею в движение два мельничных колеса в сельце Белогородье.
Близь села Шишлова, на возвышенной равнине находятся два или три озера сажени по 100 в длину и по 50 в поперечнике. Озера эти равны с берегами, имеют постоянно приятную на вкус воду и довольно рыбы. Рек из себя не выпускают, ни в себя не принимают; но ближних источников при подошве возвышения вытекают: а) река Полосня, впадающая в Осетр, после 20-верстного течения на север; б) Колычевка и Гремушка, текущая на восток в Проню, и в) Ясенок, впадающей в Белколодезь в юго-западном углу Веневского уезда.
На западе при деревне Акулишине есть озерко, или бездонный колодезь, дающий начало рекам: Граворонка, текущая на запад в Шат, и Теребуш, и Ольховку, впадающим в Сливку при селе Гатях и текущим по направлению на север.
На северо-западном углу урусовской котловины, близь села Княжено, немало колодезей или небольших озер, а ключей множество в каждом овраге. Отсюда вытекает на север речка Студенец и впадает в Веневку при селе Гатях.

Понедельник, 04 августа 2008 07:26

С.Хрусловка

Село Хрусловка.

О возникновении села Хрусловка у местных жителей сложилось смутное представление. Даже старожилы затрудняются сказать, когда появилось оно на крутом берегу реки Осетр. Однако, о древности селения свидетельствует многое. И одним из главных свидетельств является обнажившаяся старая пещера у основания глубокого оврага, идущего параллельно каширского большака, вдоль которых выстроилась одна из слобод этого населенного пункта. Во время прокладки водопровода у околицы села глубокая траншея уперлась в прочную подземную кладку. Живший тогда 85-летний колхозник Егор Чеков пояснил:
— Мой дед рассказывал, что на этом месте годов сто или больше назад стоял каменный сарай.

Его одногодки тоже подтверждали тогда, что это было что-то напоминавшее небольшое укрепление. Да и сама Хрусловка в давние времена была маленькой деревушкой и состояла лишь из двух слобод, протянувшихся на крутояре неспокойного Осетра. Одну звали Давыдовка, другую – Сумароково. Однако, их население было довольно многочисленным. Каждое семейство насчитывало более 10 человек. Хрусловка росла сама и помогала строиться городам. В XV-XVI веках на крутых склонах Осетра шла деятельная разработка залежей известняка. Добыча камня, в основном, производилась шахтным способом, путем пробития узких штолен в подземной каменной скале. На этих работах были заняты крепостные крестьяне. Труд был очень тяжелым и опасным. Но людей под землю гнала не только нужда, но и подневольная обязанность. Деньги требовались для уплаты оброка помещику и семейных нужд. Тульский профессор В. Н. Ащурков в своей книге «Страницы Тульской старины» писал: «В 1514 году, когда царь Василий III направился в поход против Литвы под Смоленск, начали ставить на Туле град камен. Деревянные стены заменяли белокаменными. Камень из окрестностей Венева, с берегов реки Осетр доставляли уездные крестьяне». Возможно его и везли из окрестностей Хрусловки. Хрусловка не раз подвергалась опустошительным набегам крымских татар, теряла своих жителей, приходила в разорение, но каждый раз возрождалась из пепла. Так было и в Великую Отечественную войну. Старожилы вспоминают, что фашисты выгнали из дома в лютый мороз всех жителей Хрусловского с/совета с малолетними детьми, заявив, что русские могут комфортно разместиться в скирдах с соломой.

Веневский воевода Устин Хрущов в своей «отписке» от 25 августа 1633 года царю Михаилу Федоровичу писал: «… В поместье Тита Епанчина в деревне Хрусловка взято в полон 6 крестьян да жен крестьянских 10 человек с детьми, да дворовых людей 6 человек, да 3 девки, да сожгли двор Титов, да крестьянских 4 двора… Каширянина Михаила Уварова поместьи деревни Хрусловка взято в полон 2 крестьянина, да 3 человека деловых, да его Михаила двор сожгли, 9 дворов крестьянских…»
Вероятнее всего, Михаил Уваров в «отписке назван «каширянином» потому, что недавно переселился из Каширы в Хрусловку. Это один из предков героя Отечественной войны 1812 года генерала от кавалерии Федора Петровича Уварова. В течении нескольких веков эта дворянская фамилия владела Хрусловкой, Звойкой и другими деревнями в Веневском уезде.
Из документов, хранящихся в Тульском Госархиве нам известно, что во время отмены крепостного права в 1861 году помещик Уваров освободил в селе Хрусловка 77 душ с 217 десятинами земли, в сельце Малая Хрусловка — 98 душ с 200 десятинами, в д. Сосенки — 73 души со 194 десятинами, в деревни Звойка- 90 душ со 190 десятинами. Из этого документа видно, что свободные крестьяне получили на каждую душу чуть более двух десятин. Отметим, что землю тогда давали только на мужскую душу, на женщин земли не полагалось.

Кроме Уварова в Хрусловке были и другие помещики. В этом документе Хрусловка уже называется селом. Им она стала с тех пор, как здесь была построена церковь. Её строительницей стала помещица Евдокия Михайловна Давыдова. Вот это говорит об этом П. И. Малицкий в своей книге «Приходы и церкви Тульской епархии»: «Село стоит на реке Осетр, в гористой местности. Приход: Хрусловка, Малая Хрусловка, сельцо Предтечево, иначе Звоек, деревня Сосенки. Населен крестьянами собственниками в количестве 711 душ мужского и 769 душ женского пола. До 1794 года на существование Хрусловского прихода нет указаний. Неизвестно, почему ему дали название Хрусловка. Приходский каменный храм во имя знамения Божьей Матери, с приделом, устроенным во втором этаже над трапезою главного храма во имя Архангела Михаила, построен в 1794 году на средства прихожанки, генеральши Евдокии Михайловны Давыдовой.
При храме есть богодельня для престарелых женщин: открыта она в 1882 году и содержится на средства умершей помещицы Софьи Васильевны Яньковой. В селе есть земская школа с 1893 года, бывшая ранее школой грамоты».
Кирпичная церковь в Хрусловке простояла более полутораста лет, в середине XX века ее взорвали, а из кирпича построили бытовые помещения в Хрусловском детском доме.
Неподалеку от церкви сохранился старинный парк и интересный по архитектуре дворец, построенный более ста лет назад. Построил его владелец железных дорог, барон Фон – Мекк Максимилион Карпович по личным проектам для своей матери Надежды Филаретовны, которая дружила с великим русским композитором Петром Ильичем Чайковским. Она оказывала ему материальную помощь и была с ним в переписке. Полвека в этом дворце функционировал детский дом. Прилегающий к нему парк и сады содержались в хорошем состоянии. Воспитанники детского дома ухаживали за деревьями, возродили сады, погибшие в холодную зиму 1939 года, построили новые хозяйственные постройки, спортивную площадку. В настоящее время когда-то богатая и живописная усадьба предана забвению. После ликвидации детского дома пустует красивое здание, разрушаются хозяйственные постройки и приходит в запустение сад. Местные жители поневоле тревожатся за судьбу дворца: не постигнет ли его участь соседней церкви? В течение последних лет у этой усадьбы сменилось несколько владельцев, но пока она не видоизменилась.

В 1937 году в селе Хрусловка хорошо развивалась кооперативная промышленность. Здесь выделывали металлические предметы, колеса, телеги, валяные и щепные товары.
За последние годы XX века значительно выросло, расширилось и село Хрусловка. Вместо двух слобод сейчас насчитывается пять. В северной части села построено более 20 двухквартирных домов из сборного железобетона. Сейчас в Хрусловке проживают несколько национальностей, есть здесь медпункт, магазин, сельская библиотека и Дом культуры.

Вторник, 16 сентября 2008 07:22

Студенец (Ильин)

Некоторые сведения о селе Студенец. Веневский клуб краеведов

…Поскольку Студенецкая округа во времена Ивана Грозного входила в Тульский уезд, то сведений о нем в Веневе практически нет. Кое-что из истории округи известно из статьи Д.Г. Гедеонова «Веневские древности», в клировых ведомостях отмечались реликвии храма. Например, «Тульские епархиальные ведомости» в №8 за 1862 г. указывали, что в храме хранится серебряное блюдо с подписью на немецком языке «1643 г. Marin Jung»

Изклировых ведомостей храма начала XX века мы узнаем, что сначала быливыстроены кирпичные приделы и трапезная, 12.07.1882 г. они были освящены, ислужба шла в них, пока строилась главная церковь св. вмч.Георгия. Она окончена и освящена 20.10.1891 г. Вокруг храма была выстроена каменнаяограда, а в 1890 г. на месте бывшего деревянного храма, на его алтаре былавозведена каменная часовня. На содержание храма получались проценты с одногобилета первого внутреннего с выигрышами займа (сумма не указана, а доходы в годобычно были 3,5 или 4%), а также полдохода с 5 десятин земли, завещанной храмуна свое вечное поминовение крестьянином д. Курганец (
Курганцы) Александром Федосовым. Земля сдавалась в годовуюаренду за 15 р. сер. И половина шла на нужды храма, а вторая половина – нанужды причта, который здесь в конце века состоял из священника, диакона и двухпсаломщиков, а в начале XXв. здесь фактически были дьякон и по два священника и псаломщика. Жили они всвоих домах на церковной земле на 1 дес. усадебнойземли, имели 33 дес. пахотной и 3 сенокосной земли,из них 5 дес. Неудобной. Священники жаловались наскудность своих доходов. Немного прибавляли ими доходы от служб приписанной к храму с 1870 г. церкви с.
Глебкова, где они служили по выходным и праздникам,поскольку могли одновременно вести по две службы в разных местах. Скудность жебыла связана с большим числом служителей. Все доходы причта (сбор от треб иподаяний в их пользу, % от ценных бумаг и аренды) делились в пропорциональныхдолях: на псаломщиков по одной, на диакона -2, на священника по 4 доли дохода.Всего получалось с диаконом и двумя священниками 12 таких долей (в церквях содним священником и псаломщиком было 4 доли, т.е. втрое больший доход).

Священнослужители. Из священников
XIXв.известны о. Сергий Теплинский, в 60-х годах былсвященник Никольский, в 1864 г. сюда переведен дьякон Иван Архангельский.

ВXX здесь служили: сыно. Сергия Александр Сергеевич Теплинский, род.5.10.1867 г., окончил Тульскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1889 г. созванием студента; как показавший вовремя обучения в семинарии великолепныезнания по медицине (медицину там учили очень основательно), он стал студентоммед.факультета Томскогоуниверситета, где проучился 90/91 уч. год.
Затем он выбрал гражданскую стезю. Работалпомощником бухгалтера Виленского отделения
гос. банкапо 11.02.1898 г. и даже выслужил чин коллежского регистратора в 1898 г. С26.01.1900 г. он священник с. Студенец (вероятно,занял место умершего отца), 23.02.1902 г. он был переведен в с. Петрово (ныне
С.-Прудский р-н), где получил все церковные награды, сталблагочинным 2-го круга 12.06.1908 г. и получил сан протоиерея в 1921
г.

Сменилего переведенный одновременно с ним в Студенецсвященник с. Петрово Николай Александрович Лебедев, род. 4.04.1866 г., выпускникТДС по 1-му разряду 1890 г. Год он работал учителем Гатскойземской школы, потом служил священником в с
.Яндовка Богородицкого уезда, где заработал церковныйштраф в 1898 г. Потом служил в Петрове. Но в Студенцеон работал недолго и в 1902 г. снова подвергся штрафу, и был отстранен отслужения. Вторым священником прихода стал молодой выпускник ТДС АлександрВасильевич Глаголев, род. 15.08.1878 г., годработавший учителем с. Гремячее, а потом годслуживший в с. Харино нашего уезда. В храм он былпереведен 15.09.1901 г. но служил тоже недолго и нашел, скорее всего, болеебогатый приход.

Их сменили сын студенецкого псаломщикаВасилия Павловича Якшинского, род. 23.04.1846 г.,окончившего ТДУ в причетническом классе в 1866 г. и служившего 8 лет в приходесвоего отца в с. Немцово Алексинского уезда, а27.01.1873 г. переведенного на ту же должность в Студенеци отработавшего на ней 34 с лишним года до ухода за штат 19.06.1907 г. ВасилийВасильевич Якшинский, род. 20.01.1878г. в Студенце, окончил ТДС по 1-му разряду в 1899 г.Он успел полтора года отслужить псаломщиком ВеневскойНиколаевской церкви, затем был учителем в 2-х классной школе с.
ПотемкиноКрапивинского уезда, азатем 2-м учителем Тульской 2-х классной уездной школы, после чего сталсвященником прихода сел Клемова-Беззубова (ныне
С.-Прудский р-н), а с 5.02. служил в Студенце.Он получил три награды церкви: набедренник в 1909 г., скуфью в 1913 г.,камилавку в 1917 г., был членом Благочинническогосовета 2-го округа, затем его духовным следователем с 1912 г. и Благочинным с17.12.1918 г.

Другим священником был прислан Иоанн Алексеевич Погожев,сын св. села Воронцово Каширского уезда, род.1.02.1874 г., окончивший в 1895 г. три класса ТДС, бывший учителем разных ЦПШ,закончил педагогические курсы и в 1899-1904 г.г. служивший дьяконом с. Суходол-Кишкина Тульского уезда, и одновременно учителем ЦПШ этого села. С24.11.1904 г. он назначен священником с. Студенец(рукоположен 11.12.1904 г.). Был награжден набедренником в 1910 г. и скуфьею в1917 г.

Псаломщиками,кроме В.П. Якшинского служили Алексей ФедоровичЗнаменский (род. 15.03.1836 г., окончил Веневскоедуховное училище в 1855 г., служивший в с. ЗахарьеноКаширского уезда, а с 26.03.1865 г. по 15.09.1910 г. в Студенце);исп. должности псаломщика Федор Ильич Купринов (род.12.02.1888 г. в с. Студенец с 19.06.1907 г. по
?); Александр Семенович Чеботарев, изкрестьян, род. 27.09.1891 г., окончивший ЦПШ в 1903 г. Он получил место каквнук уходящего за штат псаломщика Знаменского. 24.04.1912 г. сюда прибыл НиколайИванович Орлов, 1895 г.р.; 9.10.1913 г. – Алексей Иванович Панин, из крестьян,1895 г.р., сдавший экзамен на псаломщика в 1911 г. после окончания 2-х класснойМинистерской школы; 7.09.1915 г. прибыл выпускник Веневскогодуховного училища Сергей Васильевич Казарин, род. 1894 г., до этого он 4 годаотработал учителем земской школы, а сам происходил из крестьян
Крапивенского уезда. Последняя замена могла быть связана спризывом кого-то из предыдущих псаломщиков на фронт.

Известныфамилии некоторых старост храма. В 1863 г. похвальный лист из епархии вручалсястаросте, временно обязанному крестьянину г-жи Иордан (так называлиськрепостные, которые после реформы 1861 г. еще не выкупили у помещика свойземельный надел) Василий Козьмин. В 1869 г. старостой был крестьянин-собственникФерапонт Кузьмин (возможно, его сын или родственник).С 1897 по 1907 старостой был крестьянин Андрей Антонович Хомяков, 1846 г.р.,его на два года сменил Семен Матвеевич Матвеев, 1847 г.р.;
с 1909 г. старостой был Федор Абросимов (Амвросиевич)Муханов, 1848 г.р. В 1922 г. старостой был крестьянинАлексей Петрович Хомяков.

Дьякономздесь служил Михаил Николаевич Ильинский, сын дьякона с. Серебряные Пруды, род.1873 г., в 1893 г. окончил 3 класса ТДС, был учителем с. Мягкого
Веневского уезда, дьяконом и учителем ЦПШ
в с. Грецово-Пешково Тульскогоуезда.

Население. По данным
клировых ведомостей, которые обычно ниже данных полицейскихуправлений, в приходе было столько жителей:

 

селения

1901

1911

1915

1918

1922

с. Студенец

90

349/345

110

353/364

118

373/379

115

373/359

115

373/359

д. Сасово

68

267/286

90

295/294

98

304/304

94

295/296

94

295/296

д. Соньшино

43

189/181

63

214/200

65

225/230

62

220/239

62

220/239

д. Студенецкие

Выселки

21

68/68

20

75/68

22

80/81

22

81/80

22

81/80

д. Жадово—

Бородуново

28

123/121

33

134/123

33

124/121

33

115/114

33

115/114

д. Боярково

29

139/110

39

134/130

44

171/165

44

189/159

44

162/159

д. Выползово

10

35/28

10

33/34

9

33/36

9

28/34

?

д. Улыбышево

2

3/3

2

3/3

остальная часть в приходе с. Мильшино

д. Махринка

35

143/147

44

149/151

46

166/178

50

170/175

50

170/175

(1-я цифра –количество семей или домов, 2-я – жителей мужского пола, 3-я – женского пола.В 1864 г. по приходу числилось всего 855 человек).

 

ВСоветское время церковнослужители не могли вести полной статистики, им ее никтоне имел права давать; а новый священник писал, как правило, отчет по старымведомостям с учетом рождений и смерти прихожан.

Помещики. Первые помещики из служилыхдворян по Тульскому уезду пока неизвестны. По «Родословцу» Чернопитоваизвестно, что помещиком села Студенец либо в конце
XVIII в., либо
начала XIX в. был князь Дмитрий Александрович Прозоровский, род. 1759г., коллежский советник, московский полицмейстер. Женат он был на княжне АннеИвановне Волконской.

Поданным 10-й подушной переписи 1858 г. известны следующие имения:

с. Студенец– поручица Лидия Андреевна Иордан, получившая понаследству от покойного отца генерал-майора князя Андрея Николаевича Вяземского(брат его был известный декабрист князь Александр Николаевич Вяземский, нопосле его ареста по делу 25-го декабря имение его в Студенцеперешло к родственникам) по раздельному акту 1857 г. за ней числилось 23 семьидворовых: 40 м.п. и 49 душ ж.п., а крестьян 57 семей:222 м.п. и 213 ж.п.

д. Сенчино,той же владелицы 32 крестьянских семьи, 107 м., 98 ж.
п.

д. Сасово– ее же 42 семьи крестьян, 148 м.п., 159 ж.п.

д. Махринка– ее же 19 семей, 69 душ м.п., 60 ж.п.

д. Выселки (Студенецкиеили Махринские – не указано) – ее же 16 семейкрестьян, по 50 душ мужского и женского пола. Сказку подавал конторщик ПетрАлександрович Цветков.

д. Улыбышевая– коллежской ассесорши Натальи Матвеевны Петровойкрестьян…… ?, ее же 2 семьи крестьян, 7м.п., 5 ж.п.Две этисказки подавал дьякон Веринскойцеркви Александр Васильевич Боженов.

д. Бояркова– гвардии штабс-капитанша Екатерина АлексеевнаРжевская владела 5 крестьянскими семьями, 16 м., 21 ж.пола.

В той же д. Боярковой(приход с. Мильшина и Студенец– частью домов) генерал-ст-кавалерии,генерал-адъютант, сенатор, кавалер граф Сергей Григорьевич Строганов имел 27семей крестьян, с населением в 103 м. и 95 душ ж.п.

В этой же д. Боярково,Веневского уезда Озеренскогосельского общества государственных крестьян было 8 дворов, 26 м., 36 душ ж
.п.

Поклировым ведомостям в с. Студенецв 1901 г. числился одиноко живущий в своем доме поручик Николай ПавловичИордан.

Весьмавозможно, что были и другие владельцы, поскольку отсутствуют данные первых 50ревизских сказок, нет и сказок по д.
Жадову-Вородунову Тульского уезда.

Образование. К числу первых учителейсела и округи следует причислить священников, начинавших в 60-е годы
XIX в. образование на дому ив церковных караулках.

Подписка

Укажите Ваш Email и будьте в курсе городских новостей