03.08.2020 | Login

Реклама

 

 

 

 

Издания 19 начало 20 в.в.

Издания 19 начало 20 в.в. (4)

Latest News

Базилевич В.М. Веневския Засеки

Вторник, 25 июля 2006 11:34 Written by
В.М.Базилевич.

 

 

Несколько документов к истории
Веневских засек
в XVII веке

Московское государство, лишенное природных, естественных границ, было со всех сторон открыто для вражеских вторжений. Особенно сильно давало себя чувствовать это обстоятельство на юге государства, где московская граница терялась в обширных степях, из которых то и дело приходили на Москву огромные татарские полчища. Опустошительные, почти ежегодные набеги степных кочевников причиняли огромный вред государству и «бережение» от них южной границы составляло одну из важнейших забот московского правительства.
Главной причиной успешности татарских набегов на московские окраины была внезапность нападения. С целью предупредить набеги, правительство уже с XIV века держало на южной границе сторожей и станичников, которые сообщали о появлении татар и часто давали возможность московской рати собраться и дать отпор степным хищникам. При Иоанне Грозном станичная и сторожевая служба была реформирована и получила стройное устройство.
Сторожи и станицы являлись самыми передовыми форпостами Московского государства. За ними лежала линия городов – крепостей, строительством которых деятельно занимались московские государи, и линия засеки с надолбами, острожками и иными сооружениями, соединявшая эти города между собою, усилившая и дополнявшая их стратегическое значение. Помимо своего прямого назначения военных укреплений, засечные леса служили для населения «единственным верным убежищем на случай набега степных кочевников».
Линия засеки шла в лесах, опоясывающих с юга Московское государство, и, начинаясь в нынешней Калужской губернии, тянулась, в XVII веке, через всю Тульскую и заканчивалась на Рязанской губернии.
Само уже слово «засека» указывает, что это были засечные леса. При «засечке» срубленные деревья валились без порядка, при чем стволы их не вполне отделялись от пней, чтобы затруднить кочевникам разборку засеки. Засека обычно начиналась не на самой опушке леса, а несколько в глубине, чтобы скрыть ее от врагов. Открытые места в лесу – поляны, просеки, — укреплялись рвами, волами, «надолобами», «частиком» — частоколом. Строились и небольшие укрепления – острожки, при чем, материал для построек брали в соседних лесах частных владельцев, не трогая «заповедный» лес. На реках, у бродов вбивали сваи. Наблюдение за исправностью засеки уже с половины XVI века поручалось засечным головам, прикащикам и сторожам, помещенным вблизи засеки.
Тульский край занимал среднее место засечной линии и об укреплении его особенно заботились, так как здесь пролегали наиболее обычные пути татар на Москву, в том числе, знаменитая Муравка, Муравский шлях.
Проходившая через Тульские места, засека разветвлялась и носила в отдельных частях различные наименования. Так в XVII веке самая западная часть Тульской засеки, начинавшаяся у с. Кожухова, заканчивавшаяся под Крапивной, назвалась Малиновой или Заупской засекой, она отделяла Тульский уезд от Соловского и Одоевского. На востоке от Тулы, у слободы Чулковой на р. Упе начиналась Щегловская засека, тянувшаяся до с. Богоявленского. Безлесное пространство между этими засеками было укреплением Завитай. У с. Богоявленского, где оканчивалась Щегловская засека, начиналась и шла на северо-восток, до с. Великое поле, Куртасеньевская засека. Далее к востоку, в районе реки Лесной и Полевой Веркоши или Веркуши, тянулась Веневская Веркошевская засека, связывавшая Картасеньевскую засеку с Каширской, самой восточной из Тульских засек. Здесь же вблизи с. Алитова, соединялась с Каширской и Веркошевской, Веневская Княжая засека. Эта засека отсюда шла к югу, мимо города Венева и заканчивалась к югу – западу от него у с. Хавки. В ней было двое укрепленных ворот: Княжия и Грабороновская («Крабороновы»), у с. Исакова. От с. Хавки к реке Шату тянулась Карницкая засека.
Веневская засека существовала еще в XVI веке. Так, в книге «письма и меры князя Ивана Васильевича да Масальского Григория Ярцова с товарыщи» 7080 (1571 – 72) года, находим упоминания о засечном лесе, о заповедных дубравах, а в конце описания города дается и более подробное сведение о находившейся здесь засеке: « А крепость около Городенского посаду (т.е Венева) лес обошел большой засечный с одну сторону от Городенского посаду мимо с. Хорошего до Тульскаго уезда…..по смете в длину на 15 верст, а поперег на 7 верст, а инде и больши, а инде меньши, а с другую сторону от Городенска ж мимо с. Озеренска до Коширского у. лесу большего ж засечного ж по смете в длину на 11 верст, а поперек на 6 верст, а инде и больши, а инде меньши».
В Смуту, ознаменовавшуюся общим «шатанием» государства, засеки не поправлялись, сильно страдали от татарских набегов, порубок, пожаров, и приходили в упадок.
С восстановлением устойчивой государственной власти, когда правительство снова обратило внимание на «бережение» границы, начались заботы и о засеках. Эти заботы особенно усилились в 30 – х годах XVII века. Сохранилось известие, что в октябрь 1635 года были посланы дворяне на засеки для осмотра и поправки их. К Тульским, Веневским и Каширским засекам были отправлены князь В.П. Щербатой, подьячий М.Козлов, а также приезжий голландский инженер Ян Корнилий фон Роденбург (Ян Корнилов), вместе с помощниками и «чертежником».
О работе на засеках в 1635 году не сохранилось сведений.
В 1638 и в следующие за ним годы, заботы правительства о засеках приняли исключительные размеры. К этому побуждали следующие обстоятельства, на которые обратили внимание Н.А. Трейтер и Г.М. Белоцерковский. После взятия Азова донскими казаками, в 1637 году, крымский хан Богадурь – Гирей, мстя по приказу турецкого султана, за Азов, пришел на Русь и опустошил Каширские и Рязанские места. Весной следующего года, хан обещал вернуться в московские пределы. Встревоженные возможностью нового набега крымцев, московское правительство решило принять спешные меры обороны. Одним из таких мероприятий являлось укрепление засек и окраин воеводам князю Ив. Бор. Черкасскому, князю И.А. Голицыну, князю А.М. Львову, О. Бутурлину, Ив. П. Шереметьеву, князю С.В. Прозоровскому и князю Дм. Мих. Пожарскому было велено позаботиться об укреплении засеки, при чем, делать это «с великим радением и поспешеньем».
Большие воеводы назначили ряд засечных воевод и голов, и так в середине апреля 146 года принялись за исправление засеки. На Веневскую засеку был назначен засечным воеводой, уже работавший в 1635 году на Козельской засеке. Ив. Як. Вельяминов, смещенный затем по человекобитью и замененный князем О. С. Бельским. Головами на засеке были Замятня Рохманов и Григорий Гомзяков.
Работы на засеках производились сошными «деловцами», при чем, каждая живущая четверть, в уездах и на посадах, обязана была выставить по пять человек с топорами, заступами, лопатами, а также по лошади с телегой и упряжью. Помимо сошных «деловцев» пользовались и даточными людьми. Земли льготочников, в том числе монастырей и патриарха, не освобождались от засечной повинности.
Принятые в 146 году меры оказались излишними – хан не пришел на Москву.
Работы по исправлению засеки в Тульских местах после 146 года производились постоянно. В конце 17 века военное значение засек, в связи с расширением московских границ, падает, и они приходят в запустение.
Большинство печатаемых ниже документов относится к времени «засечного дела» на Веневской засеке в 146 году. Документы эти являются некоторым дополнением к ряду документов о Веневской и других засеках в 146 году, напечатанных в «Актах Московского Государства». Печатаемые документы представляют собой: 1) ряд челобитий – отписок Веневских засечных воевод, сообщающих данные о ходе работ на засеке и 2) две челобитных: одна – коломенских помещиков и другая патриарха Лосафа с иными духовными лицами об отпуске их людей с засечных работ по домам, по случаю «деловой поры». Здесь же печатаем и отпуски царских грамот, удовлетворяющих их ходатайства.
Помимо этих документов, издаем дозор Веневской Княжной засеки 184 (1676) года, дающий подробное описание засеки. Другой, известный нам, более ранний (148 года) дозор той же засеки Дм. Овцына и подъячаго С. Матчина, представляет собою, сравнительно с дозором 184 года, менее любопытный и цельный документ.
В. Базилевич.

I
Челобитная царю Михаилу Федоровичу И. Вельяминова, полученная в Москве 20 мая 146 года.
Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руси холоп твой Ивашко Вельяминов челом бьет. По твоему государеву указу, велено мне, холопу твоему, на Веневской засеке сошными людми завал лесной сечь. И сошныя, государь, люди дворян, и детей боярских, и вдов, и недорослей коломнеч апреля с 27-го числа апреля по 30-е число завалу лесного высекли на тысячи на четырехсот, на петидесят саженях. Да маия с 1-го числа маия же по 2-е число Веневского и Коломенского уезду сошными людьми высечено леснова завалу на двух тысечах и на семисот саж. и завал, государь, лесной не крепок, лес редок заросли молодыя, а матерова лесу мало, а в иных, государь, местах лес высечен и о том я, холоп твой, наперед сего писал к тебе государю и мне б, холопу твоему, от тебя государя, в опале не быт. А в княжих, государь, воротах башню рубет, и острог ставят и около острогу ров копат зачели маия в 5 де (нь).
На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руси.
25 мая 146 – го года Захаров человек Фустова Ивашко Тимофеева.
В розряд.
II
Челобитная царю Михаилу Федоровичу Ивашко Вельяминова, полученная в Москве 3 июня 146 года.
Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. По твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, на Веневской засеке делать всякие крепости наспех и сошные люди к засечному делу опоздали, пришли после иных засек две недели спустя, а зачели делать з апреля 25-го числа. И по твоему государеву указу в засечном деле не норовил, а за непослушание, что ров копали не по указу и надолбы и частики делали худа, а иные делат не хотели и от воровства унимал, чинил на (ка)зане, бил нещадно и мая в 25 де (нь) к Веневской засеки прислан с Тулы от твоего государева боярина и воевод князя Ивана Борисовича Черкасково с товарыщи, Осип Елизаров по доводу Сидора Лодыженсково с товары (щи), что он, Сидор, написал в своем челобите, будто у засечново дела сошных людей, 600 человек, а 1477 человек отпущены по посулом. Да они же бутта на меня избу, да мыльню да конюшню, да погреб поставили. И Осип Елизаров по списком сошных людей смотрел и сошные, государь, люди; которые к засеке присланы по росписям, по се время все у засечново дела, априч тех, которые от засеки дождався перемены, сошли 71 человек. И мая в 27 де (нь) в то число на перемену обявилася у засеки 28 человек, да в недосылки с Веневсково посада 35 человек. По твоей государевой грамоте за приписю дьяка Григория Ларионова по челобитьи Коломнич дворян и детей боярских быв у засечново дела сами и поехали на твою государеву службу, а довелос было с них деловцов взят против твоево государева указа 305 человек. И сошные, государь, люди в обыскех затеивают ложно, за то, что им за твое государево дело чинил наказание, бил нещадно. А в Княжих, государь, воротех изба поставлена сторожевая, а мылни и конюшни и погреба на меня не делали, а засечные, государь, всякие крепости доделывают.
На обороте л.330 : Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.
146 – го июня в 3 де (нь) Захаров человек Фустова Микитка Тимофеев.
Государю чтена.
III
Челобитная царю Михаилу Федоровичу И. Вельяминова, полученная в Москве 6 июня 146 года.
Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. Маия, государь, в 25 де (нь) по указу твоего государева боярина князя Ивана Борисовича Черкаского с товарищи, прислан с Тулы к Веневской засеке Осип Елизаров по доводу Сидора Лодыженскова с товарищи обыскивает сошными людьми, будто я, холоп твой, у засеки отпустил сошных людей 1477 человек и Осип Елизаров дружа Сидору Лодыженскому с товарищи обыскивал с великим посланцем, неправдою, сошных людей бил и мучил, а велил на меня говорить неправду. А сошные, государь, люди у засечново дела против росписей всех априч нетчиков, которые сошли без отпуску 43 человека, да в недосылке с коломлич дворян и детей боярских 396 человек и Коломличе дети боярские из твоей государеве грамоте, быв у засечного дела сами и поехали на твою государеву службу. Милость, государь, покожи над беспомошным холопом своим, не вели тем обыском поверит, что Осип сыскивал неправдою и обыски послал боярам не за руками обыскных людей. А по твоему государеву указу на Веневе у ратных людей околничей князь Семен Васильевич Прозоровской и которая б моя вина перед тобой государем и оне б, сошные люди, тебе государю на меня били челом, а князю Семену Василевичу извещали и ратным людем и на Веневе всяким людем являли. Да маия, государь, в 30 де (нь) писал мне, холопу твоему, с Тулы боярин князь Иван Борисович Черкаской с товарищи, а указали через поле землянова валу повысит и для береженя земленые горотки ставит да через реку Большой Осетр и Сухой Осетрец мосты и всякие крепости, бес которых быть немочно, делать. Июня в 2 де (нь) написал с Тулы твой государев боярин князь Иван Борисович Черкаской с товарищи: по челобитю сошных людей написано; на Веневской засеке оне сошные люди башню и острог и всякие крепости поделали, а ныне сверх тово велено им осторошки делать и через реку мосты мостить. И сошные люди, подав от боярина отписку мне холопу твоему откозали, что им горотков и землянова валу и всяких крепостей не делать, а откозов пошли в рознь, не доделав засечных крепостей, а лесново завалу и всяких крепостей, хто что делал мне холопу твоему не отвели, а через реку Осетр и Сухой Осетрец крепости и честику и надолб не делали и затем твое государево засечное дело стало. А подячево со мно (ю), холопом твоим, у твоего государево дела нет, а писат всяких дел и сметы учинити некому и мне б холопу твоему от тебя государя в опале не быт. А Осип Елизаров маия с 25 мая числа июня по 2 число у себя списки держал, а сошные люди не слушали, засечных крепостей не делали. По твоему государеву указу велено со мное холопом твоим у Веневские засеки быть головами Зомятне Рохманову и Григорю Гомзякову и маия в 31 де (нь) Григорей Гомзяков от засеки съехал без ведома.
На обороте л.332: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.
6 июня 146-го июня в 6 де (нь) подал Иванов человек Вельяминова Первушка Тимофеев.
IV
Челобитная царю Михаилу Федоровичу И. Вельяминова, полученная
в Москве 12 июня 146 г.
Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. По твоему государеву указу на Веневской засеке в Княжих воротех башню и острог поставили и по степи надолбы в три ряд поставили и честик били и ров выкопали и плетен заплели и земленой вал заплетен засыпали и в воротех мост на мостили и лесной завал засечен и всякия крепости поделены. Июня, государь, в 7 де (нь) по указу твоих государевых бояр князя Ивана Борисовича Черкаскова с товарищи, велено Осипу Елизарову у меня, холопа твоево, взят твой государев наказ, и указные грамоты, и сошных людей списки и у засечнова дела мне, холопу твоему, быть не велено и я, холоп твой, по боярскому указу твой государский наказ и сошных людей списки Осипо Елизарову оддал, а сам живу не у дела и о том мне холопу своему вели свой государский указ учинит.
На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.
146-го июня в 12 де (нь) подал отписку Иванов человек Вельяминова Степанко Яковлев.
V
Челобитная царю Михаилу Федоровичу И.Вельяминова, полученная в Москве 21 июня 146г.
Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. По твоему государскому указу на Веневской засеке всякие крепости зделоны, и той засеке чертеж июня в 8 де (нь) послан к тебе государю к Москве. Июня в 12 де (нь) писал ко мне холопу твоему с Тулы боярин князь Иван Борисович Черкаской с товарыщи, а велено мне засечное дело доделыват, а о сошных людех и о засечном деле писоно к околничему князю Семену Васильевичу Прозоровскому. Июня в 17 де (нь) писал ко мне, холопу твоему, с Веневы околничей князь Семен Васильевич Прозоровской, июня в 13 де (нь) писал к нему с Тулы боярин князь Иван Борисович, и козал, по ево князь Семенову росмотру на Веневской засеке у новых Крабороновых ворот во всех местех на степи за надолбами, и за рвом до реки Осетра, и за рекою Осетром на степи, в которых местех доведетца, делот земельные городки, чтоб в приход воинских людей в тех крепостях пешим сидеть было надежно. Да от засеки на степи для крепости же зделот надолбы и ров выкопат, для таво, будет больше воинские люди большою мочю от степи надолбы проломет и пешим бы людем за другими надолобами и за рвом сидет было надежнее. И те, государь, крепости земленые горотки твои государевы бояре укозали делот внова и сошные люди от засечнова дело разбяжались и о том писана к тебе государю. А которые люди у засечново дело осталис немногие июня с 13 числа по своим прежним местом хто что делол, земляной вал почели высит, дерном выкладыват и землею носыпат вверх косые сожени, и поперек тоже. Июня в 17 де (нь) по указу боярина князя Ивана Борисовича Черкаского с товарыщи, по челобитю, Коломлич посадцких людей велено от засечново дела отпустит, а что не доделоно, и то велено доделыват нетчикоми, которых беглецов воеводы у городов пришлют. И Коломличи посадские люди своево прежнево дело земленого валу дерном выклоли и землею насыполи девеноста сожен, до их прежнева дело земленого валу осталос шездесят сажен и таво они своего повытка валу не высили, дерном не укладыволи, землею не насыпали. А в твоем государевом ноказе написоно зелейной вал доделот даточными людми. Да в твоей государеве грамоте по челобитью Коломлич дворян и детей боярских земленова валу сошным людем деловцом против прежнево твоево государева указу делот не велено и Коломличи посадские люди и сошные люди деловцы, которые были у засечново дела по отписке твоево государева боярина князя Ивана Борисовича с товарыщи зелейнова валу высит и вновь зелейных горотков и всяких крепостей делот не хотят, откозали и от засечново дело пошли врознь и тех крепостей доделыват некем и мне б холопу твоему в том от тебя государя в опале не быт.
На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.
146-го июня в 21 де (нь) Туленин Исай Банин.
О всем писати указе князю Ивану Борисовичю Черкаскому с товарыщи.
VI
Челобитная царю Михаилу Федоровичу кн. Ив. Бор.Черкасскаго с товарищи полученная в Москве 25 июня 146г.
Государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холопы твои Ивашко Черкаской с товарыщи челом бьют. Мая, государь, в 22 де (нь) били челом тебе, государю, Коломенские помещики Сидор Савинов сын Лодыженской, Иван Меньшой Григорьев сын Шапилов, Григорей Василев сын Чернышов с товарыщи, а нам холопем твоим подали челобитную за руками на засечново воеводу на Ивана Яковлева сына Веляминова, а в челобитной их написано: велено ему Ивану на Веневской, на Веркошской засеке засечное дело по сошным людем розделить по жеребям, чтоб государеву делу мотчаня не было и Иван де Вельяминов засечное дело по жеребям розделил и крестьяне де их жереби свои, что им отделил, отделали и к ним де пришол от засечново дела Сидора Лодыженсково крестьянин Федка Иванов и сказывает про людей их и крестьян, что им от воеводы Ивана Вельяминова налога много и многие де посошные всяких чинов люди отпущены по домом, а те де их пометные жереби делают люди их и крестьяне, а те де посошные отпущены для безделные корысти и крестьяне их и люди от ево Ивановы налоги и изгони хотят бресть розно мимо старых своих домишков и им де в тех своих крестьян место посылат будет неково, а которые де их крестьяне придут на перемену и обявятца ему Ивану и он де Иван тем их крестьянам велит к обеим половинам делат на засеке. И мы холопи твои по тому их челобитю Ивана Вельяминова посылали сыскиват Осипа Елизарова и Осип Елизаров, прислал к нам холопем твоим обыски, и мы холопи твои те обыски послали к тебе, к государю.
На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.
146-го июня в 25 де (нь) Сила Бахтеев.
В Розряд.
Государь указал из обысков выписат на перечен.
VII
Отпуск царской грамоты на Тулу князю И.Б. Черкасскому с товарищи,
8 июля 146г.
От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Тулу бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичю Черкаскому с товарыщи.
(Писали есте к нам, что по челобитю Коломенских помещикок посылали вы на Веневскую на Веркошенскую засеку про засечново воеводу про Ивана Вельяминова, сыскиват Осипа Елизарова. Да по челобитю же Тулян, Олексинцов, которые испомещены в Соловском и в Олексинском уезде на Кортосенскую засеку про Михайла Колтовсково, посылали сыскивать князя Федора Белсково и княз Белской и Осип Елизаров прислали к вам про Михайла Колтовского обыски и вы те обыски прислали к нам к Москве и от нас) написано от нас наперед сево к тебе боярину нашему и воеводе ко князю Ивану Борисовичю с товарыщи (против прежней вашей отписки) будет по княз Федорову сыску Белсково. Михайло Колтовской на засеки у сошных людей посулы имея и их для своей безделной корысти бил и увечил и вам бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичю с товарыщи к засеке на Михайлово место Колтовского велено послат, ково пригоже и у Михайла Колтовского наш наказ и указные грамоты взят, а Михайла Колтовского велено взят на Тулу и перед вами бояры нашими и воеводы челобитчиком с Михайлом Колтовским учинит очную ставку и челобитчиков на очной ставке допрашиват имянно с ково имянем и от чево что посулов взял и хто на нево те посулные денги збирал и к ним относил или сам Михайло или ево человек или иной хто те посулные денги на Михайла имел и тех всех людей потому же велено росспросит подлинно и очную ставку с Михайлом Колтовским дат и про посулы и про всякие Михайловы неправды сыскат всякими сыски накрепко. И будет, хто по роспросу и по сыску в том деле доведетца до пытки и тех людей велено попытати, чтоб тово воровства доискатца. А будет и на иных на засечных воевод и на голов сошные люди в посулех и в поборех учнут бит челом и вам боярам нашим и воеводам князю Ивану Борисовичю с товарыщи потому же от засек велено их взят на Тулу, а на их место к засекам послат ково пригоже, а про посулы и про поборы сыскиват против нашево указу. И июня в и25 де (нь) писали (есте) к нам вы бояре наши и воеводы князь Иван Борисович с товарыщи с Силою Бахтеевым, что по челобитю Тулян, Олексинцов, которые испомещены в Соловском и в Олексинском уезде на Кортосенскую засеку про Михаила Колтовсково посылали сыскиват князя Федора Белского, да по челобитию же Коломенских помещиков Сидора Лодыженского с товарищами на Веневскую на Веркошенскую засеку про Ивана Вельяминова посылали сыскиват Осипа Елизарова и князь Федор Белской и Осип Елизаров прислали к вам про Михаила Колтовского и про Ивана Вельяминова обыски, и вы те обыски прислали к нам и Силою же Бахтеевым и мы тех обысков слушали и (послали их на Тулу к) указали тем обыском учинит указ на Туле вам боярам нашим и воеводам. И как к вам ся наша грамота придет и вы бояре наши и воеводы князь Иван Борисович с товарыщи (по обыском) засечным воеводам Михаилу Колтовскому да Ивану Вельяминову и головам на которых били челом челобитчики по обыскам чинили указ против прежнево нашево указу (которые дойдут до пытки) с челобитчики велели учинит очную ставку и тех людей, про которых в обыскех сказали, что оне посылали своей брати крестьян убирать разных чинов с архиепискуплих, с архимаричьих и с монастырских, и с помещиков и те зборщики денги, собрав, относили к Михаилу и к Ивану, и к головам, и к подячим, и к людем их и вы б тех сборщиков, которые денги своей брати збирали и к ним относили с ними и з головами, и с подячими, и с людми их порознь с очей на очи ставили, и всякими сыски сыскивали и будет учнут которые запиратца и меж ими учинится спор, и вы б велели их пытат, что к ним и к головам к подячим, и к людем их посулы приносили и будет сами они Михайло и Иван доведутца до пытки, и вы б велели их и голов и людей пытат, чтоб найти однолишно воровство сыскат допряма, чтоб вперед иным не повадно так вороват и велели им дат по приставом до нашего указу да о том к нам отписали.
Писана в Москве лета 7146 – го июля в 8 де (нь).
Такова грамота послана с сыном боярским с Гавриилом Полевым.

VIII
Челобитная Коломенских помещиков и вотчинников, начало июля 146 года

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии бьют холопы твои стольники, и стряпчие, и жилцы, и дворяня московские, и городовые дети боярские и всяких чинов люди, у которых деревнишка в Коломенском уезде. По твоему государеву указу велено делать коломенским нашим крестьянам Веневская засека, и крестьянишка, государь, наши у того дела у засечнова были и засеку зделали и распущены по домом, а нынче, государь, тем же крестьянишкам нашим велено было быть всем у той же Веневской засеки, и велено подымать ее выше и ныне, государь, пристала пора деловая, сенокос и жнитва и пришлось крестьянам нашим от того дела разоритца до основанья и разбресца разно, а та, государь, засека от нас отдалела верст по сту и болши. А которые, государь, взяты с нас холопей твоих солдаты и те солдаты делали твое государево дело на Туле, вели вал, а тех же, государь, селдат, которые взяты, с нас холопей твоих посланы на Веневу, а дела, государь, никакова не делывали.
Милосердый государь царь и великий князь Михаил Федорович всеа Русии, пожалуй, нас, холопей своих, не вели, государь, в нонешнею деловую пору крестьянишкам нашим коломенским у Веневской засеки быть для деловой поры и вели, государь, ту засеку поделывать тем солдатам, которые посланы на Веневу, чтоб, государь, крестьяне наши не разорилис до основанья и разно не разбрелис, Царь государь смилуйся, пожалуй.
На обороте: Государь пожаловал, велел дать грамоту на Тулу к бояром делать солдатом , которые на Веневе.

IX
Отпуск царской грамоты на Тулу князю И.Б. Черкасскому с товарищи 11 июля 146г.
От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Тулу бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичу Черкасскому с товарищи. Били нам челом столники, и стряпчие, и дворяня московские, и жилцы, и из городов дворяня, и дети боярские и всяких чинов люди, у которых помеся и вотчины в Коломенском уезде, а сказали: по нашему де указу, велено крестьяном их делат Веневская засека и крестьяня де их тое Веневскую засеку делали долгое время и оттово они ярового многово хлеба не досеяли, и оскудели, и одолжали великими долги и людей помесечно наймывали дорогою ценою, и распущены были по домом, а ныне теми же их крестьяны велено Веневскую засеку делат сверх прежнего их дела в прибавку, а ныне де пристало пущее время, сено косят, и хлеб жнут и сеют, а у тех де крестьян их никакой хлеб нонешнево лета будет не жат и сено не кошены. И нам бы их пожаловат для нынешние деловые поры крестьяном Веневскую засеку прибавочново дела делать не велет, а велет бы у тое Веневские засеки прибавочное дело, которое доведетца, делат солдатом, тем, которые с поместей их и вотчин взяты и присланы в Венев для тово,которы солдаты у вас бояр и по полком и те де солдаты наше земеляное дело делают. И как к вам наша грамота придет и вы б бояре наши и воеводы княз Иван Борисович с товарыщи с Коломенсково уезду крестьян их имет не велели, а велели б есте у той засеки, которое нужное прибавочное дело делат бес которово быт не умеет, которые солдаты ныне присланы от нас с Москвы на Веневу. А которые крестьяне с Коломенсково уезду ныне на Веневской засеке у засечново прибавочново дела велели распустит. Писан на Москве
лета 7146 – го июля в 11 де(нь).
Х
Челобитная царю Михаилу Федоровичу патриарха Лоасафа, архиепископов, епископов, архимандритов и игуменов о засечном деле, начало июля 146 года.

Царю, государю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии бьют челом богомолцы твои государевы, патриарх Иасаф и архиепискупы, и епискупы, и архимариты, и игумены. По твоему государеву указу в нынешнем во 146-м году Коломенским уездом с монастырских вотчин делали наши монастырские крестьянишка Веневскую засеку восмь недель и как они тое засеку зделали и роспущены по домом, а ныне, государь, те же наши крестьянишка высланы на ту же засеку делати в другой ряд подымат ее выше вверх и делают третью неделю, а ныне, государь, пристала пора деловая сенокос и жнитво и крестьянишком нашим от тово дела разоритца до основания, и разбресться разно, а та, государь, засека от нас отдалела болши ста верст. Милосердый государь царь и великий князь Михаил Федорович всеа Русии, пожалуй, нас своих государевых богомолцов, вели, государь, нам, богомолцом своим, дати свою государеву грамоту на Тулу к бояром ко князю Ивану Борисовичу Черкаскому с товарыщи, чтоб те наши крестьянишка без сена и без хлеба, и без пашни в конец не погибли и розно не розбрелися. Царь, государь смилуйся, пожалуй.
На обороте: Государь, пожаловал, велел дат грамота.

XI
Отпуск царской грамоты на Тулу князю И.Б. Черкасскому с товарыщи,
15 июля 146 года.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Тулу бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичу Черкасскому с товарыщи. Били нам челом богомолцы наши патриарх и архиепискупы и епископы и архимариты и игумены, а сказали: по нашему указу Коломенского уезда с вотчинных их земел велено крестьяном делат Веневская засека и крестьяне де их тое Веневскуы засеку делали долгое время и оттого они ярового мново хлеба не досеяли и оску(дели) и одолжали великими долги и людей помесячно наймывали дорогою ценою и распущены были по домом, а ныне теми же их крестьяны велено тое же Веневскую засеку делат сверх прежнево их дела в прибавку, а ныне де пристало пущее время, сена косят и хлеб жнут и сеют, а у ни(х) де хлеб нынешняго лета будет не жат и сена не кошены. И нам бы их пожаловат для нынешние деловые поры, крестьяном той Веневской засеки прибавочного дела делат не велет, а велет бы у той Веневской засеки прибавочное дело, которое доведетца делат солдатом, тем, которые взяты с вотчин их и присланы на Веневу, для тово, которые солдаты у вас бояр и по полком и те солдаты наше земляное дела делают. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б бояре наши князь Иван Борисович с товарыщи Коломенского уезду патриарших, и архиепискуплих, и епископлих, и архиморитов и всяких монастырских крестьян велели с Веневской засеки отпустит, а велели б есте у той Веневской засеки, которой нужное прибавочное дело, делат, бес которово быт не умет, салдатом, которые салдаты ныне присланы от нас с Москвы на Веневу. Писана на Москве лета 7146 – го июля 15 де (нь).

XII
Челобитная засечного головы Гомзякова, полученная на Москве
21 июля 146 года.
Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии бьет челом холоп твой Гришка Гомзяков. По твоему государеву указу был я холоп твой в нынешнем во 146-м году у твоей государевы Веневские засеки головою с воеводою с Иваном Вельяминовым до отделки засечные и тое засеку Веневскую посошными людми засекли, и рвы покопали, и надолобы поставили и башню и мосты намостили и совсем тое засеку отделоли. И ныне мне, холопу твоему, у тово засечного дела быт не у чево, а нас с воеводою три головы и топерва, государь, мне быт на своей государеве службе на Веневе с околничим со княз Семеном Васильевичем Прозоровским. Царь государь смилуйся.
На обороте: 146-го июля в 21 де(нь) дат грамота, велеть ему быт на Веневе на службе.
XIII
Отпуск царской грамоты на Веневу воевод князю С.В. Прозоровскому, июль 146г.
От царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси на Веневу околничему нашему и воеводе князю Семену Васильевичу Прозоровскому (в списку каков к тебе) послан (для нашие службы) был у засеки с Иваном Вельяминовым в головах Серпуховитин Григорий Гомзяков (не написан, был он в нынешнем 146 году на нашей службе с воеводою с Иваном Вельяминовым у Веневской засеки головою). И бил нам челом Григорий Гомзяков, что Веневская засека совсем зделана, и он в Веневе сидит не у дела (сошными людьми зделана и рвы покопаны, и рвы, и надолбы и частик, и в Княжих воротах острог и башня, и мосты по заказу зделано все и ныне де ему у Веневские засеки службы нет и делать ему не у чево). И нам бы ево (Григоря) пожаловат велет быт (ему) на нашей службе с тобою на Веневе. И как к тебе ся наша грамота придет Веневская засека совсем будет зделана, а Григорию Гомзякову засеки делат велети и быт на нашей службе собою на Веневе (собой и имяна писат в список и о приезде) и о том к нам бы отписал с ыными нашими делами. Писан на Москве лета 7146-го июля в-де(нь).
XIV
Челобитная царю Михаилу Федоровичу от И.Шаховского, полученная
на Москве 29 июля 146 года.
Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Шаховский челом бьет. В нынешнем, государь, во 146 году июля в 16 де(нь) в твоей государя царя и великого князя Михаила Федоровича всей Руси грамоте писано ко мне холопу твоему по челобитию богомолцов твоих государевых патриарха и архиепископов, и столников, и стряпчих, и дворян московских, и жилцов, из городов дворян, и детей боярских, и всяких чинов людей пожаловал ты, государь, Коломенского уезду вотчинных и помесных земель для нынешние деловые поры крестьян их от Веневские засеки от прибавочного дела велел отпустить и высылат их к Веневской засеке не велел. А по твоему государеву указу велено то прибавочное дело, которое придетца делат салдатом тем, которые с поместей их и с вотчин взяты и присланы на Веневскую засеку и по твоему государеву указу мне в Коломенском уезд в вотчины и в помеси всяких людей для засечного прибавочного дела высылщиков посылат и выбиват крестьян их к засечному делу не велено. И в нынешнем, государь, в 146 году июля в 22 де(нь), писал ко мне холопу твоему с Веневы околничей и воевода князь Семен Васильевич Прозоровский: июля де в 21 де(нь) писал к нему с Веневские засеки воевода Иван Вельяминов, что де Коломенского посаду деловцы к нему на Веневскую засеку к прибавочному и земляному делу не пришли и за теми деловцами на Веневской засеке у него земляному делу чинитца мотчане. И по отписке окольничего и воеводы князя Семена Васильевича Прозоровского велено, государь, мне Коломенскому посаду деловцев с Коломны на Веневскую засеку выслать тотчас. И прислан с Веневы от околничево от Князя Семена Васильевича Прозоровского Резанец сын боярский Владимир Немчинов, Коломенского посада деловцов на мне холопе твоем правит и Коломенскому посаду старосты, и сотцкие, и все посадцкие люди в деловцах мне холопу твоему отказали и к Веневской засеке не пошли и на правеже не стали, а сказали: по твоей де государева грамоте из с приказу збору разных людей велено с них взят разным людям на жалование вместо даточных людей з двора по 2 руб. Да по твоей же государове грамоте из разряду Коломнич всяких чинов людей для засечного прибавочного дела выслать к засечному делу не велено и о том мне холопу своему как ты, государь, укажешь.
На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.
146-го июля в 29 де(нь) с Коломенским пушкарем с Путником Романовым.
В розряд.
XV
Дозор Веневской Княжной засеки 184 года.
Веневская Княжая засека.
Голова у ней. Аверкей Панфилов сын Нечаев.
Поместныя сторожи. Яков Логвинов сын Федосов у него детей Фетка, Афонка, Стенка, Микитка, а поместья за ним 10 чети в Веневском уезде под заповедным лесом блиска Грабороновских ворот в деревни Тулубевой. Кузьма Григорьев сын Зайчев. Поместья за ним в той же деревни Тулубеве 20 чети, сказал, что служит он городовую службу.
Беспоместныя сторожи, которы переведены с Коломны на Веневу. Алферка Афанасьев Калитин у него детей Ефимка да Андрюшка, Мишка, Максимка, Петрушка. Ивашка Афанасьев сын Колитин у него сын Куземка да племянник Афонка. Обрашка Семенов сын Капустин у него дети Ивашка, Тимошка, Мишка, Алешка. Стенка Семенов сын Капустин у него дети Алешка и Панка. Алешка Иванов сын Мартинов у него брат Васька да Алешка, и сын Гришка. Кондрашка Павлов сын Бунин у него сын Петрушка, дети Васька да Куземка. А живут те сторожи блиско города Веневы промеж казачьих слобод Городецкой и Озеренской от западного лесу в версте.
Первоя звено от Тульския Карницкия засеки с полевой стороны от речки Хавки Венева монастыря села Хавкова у речки Хавки, на берегу яма, возле береза, на ней гран, а от той грани чертою по натесом на дуб на нем грань, рядом яма, а от той грани на липу на ней грань подле яма, от той грани лежит дорога через заповедник к Веневу монастырю, а проложена де та дорога в прошлых годах от крымских людей и ныне этой дорогою проезжают всяких чинов люди. А от той грани на иву на ней гран рядом яма, от той грани на липу на ней гран, рядом яма, от той грани через суходол на иву, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на иву на ней гран, подле яма, от той грани налево на липу, на ней гран, рядом яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани через каменный верх на липу, на ней гран подле яма, от той грани на вяз, на нем гран,подле яма, от той грани через Бурков верх, а против того верха речка Хавка, пошла направо в поля. А блиска того верха лежит стешка Венев монастыр, из давних лет ходят богу молитца, от той стешки направо на вяз, на нем гран, подле яма, от той грани на иву на ней гран, подле яма, от той грани на осину на ней гран, подле яма, от той грани через Чеснаковский верх на иву на ней гран, подле яма, от той грани на липу на ней гран, подле яма, от той грани на осину на ней гран, подле яма, от той грани на иву, на ней гран, подле яма, от той грани через Каменской верх, а возле верха лежит дорога на дубовыя поляны, а по смете на них сена станет сто копен. От той дороги на липу, на ней гран,подле яма, от той грани на иву, на ней гран, подле яма от той грани на осину, на ней гран, подле яма, от той грани через Федосинский верх на липу, на ней гран, подле яма, от той грани через Федосинский отвершик на дуб, на ней гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани через Долгинский верх лежит стешка на Долгую Поляну, а сена на ней по смете станет 60 копен. От той стешки через отвершик на столб, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на ясень, на ней гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на ясень, на ней гран, подле яма, от той грани на иву, на ней гран, подле яма, от той грани на клен, на нем гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани через речку Малый Ольховец и черес проток Смородинной на дуб, на нем грань, рядом яма. От той грани лежит дорога в заповедник, от той дороги на клен, на нем гран, подле яма, от той грани лежит дорога в заповедник, от той дороги на пень дубов, на нем две грани, подле яма, что был дуб сороковетой у того звена приписаны, сторожи Филимонка Бушмин, Афонка Бородин, а порух в том звене старых и новых сметит немочно, а по скаскам головы засечного Ивана Руднева и Венева монастыря киларя Филарета Черняева з братею и приписных сторожей, что те дороги и стешки наложены и порухи учинены от приезду ночми ис степных деревен.
От того звена звено веневских стрелцов, от той грани через речку Ольховец направо на клен, на нем гран, подле яма, на той грани на изроге дуб, выгорела, а другая гран на осине, подле яма, от той грани с изрога налево вкруте на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани направо излучиною через речку Ольховец лежит дорога в заповед, а возле дороги береза с натесом, а от того натеса на липу, на ней гран, подле яма, от той грани лежит стешка в заповет, от той стешки на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани на липу без верха, на ней гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.
А от того звена звено веневских казаков Городенские слободы от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани лежит дорога в заповед, от той дороги на ясень, на нем два натеса, от того натеса на пен дубов, на нем гран, подле яма, от той грани лежит стешка в заповед, от той стежки на иву, на нем гран, подле яма, от той грани на иву, на нем гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.
От этого звена, звено посадцких людей Венева города, от той грани лежит дорога и заповет на глаткою поляну с приполянки, а сена на них по смете станет сто копен, от той дороги налево на иву, на ней натес, а возле того натеса лежит стешка в заповет, от той стешки на липе натес, от того натесу через верх на липу, на ней гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.
От того звена, звено веневских козакоя Озеренския слободки от той грани лежит стешка в заповет, а от стешки на илем, на нем натес, а возле него лежит дорога в заповет, и от той дороги лежит излучиною направо на липу, на ней гран, подле ея яма, от той грани на клен, на нем гран, подле ея яма, от той грани лежит стежка на липу, на нее гран, подле ея яма. От той грани лежит большая дорога от города Веневы в Княжня ворота, а по той дороге в заповедном лесу три поляны Яблоновая, Боковая, Сторожевая, а сена на них по смете станет 60 копен, а от той большой дороги на липу, на ней гран, подле яма, а от той грани лежит стежка в заповет, а от той стежки через Каменной верх, а возле верха вниз на яму, а возле ямы была осина з граню и та осина повалилас, а от той ямы через большую дорогу, что лежит слобод в Княжня ворота, а возле дороги столб на нем гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.
А от того звена звено вотчины околничего Ивана Савостьяновича Хитрого сельца Свиридова, от той грани налево на клен, на нем гран, подле яма, от той грани через Кумин верк на дуб, на нем грань, подле яма, а от той грани лежит дорога в Княжие ворота, от той дороги на иву, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на иву, на ней грань, подле яма. А от той грани через Саласин верх на яму, а та яма возле подзорной поляны, а на поляне по смете станет сена 30 копен, а от той ямы возле поляны на дуб, на нем грань, подле яма, а от той грани на иву, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на яму, а грани нет. А от той грани через речку Сухой Осетрец на дуб, на нем грань, подле яма, а от той грани на яму, возле береза, грани нет. А от той ямы на яму же, а возле была береза с гранью, и та береза повалилас, от той грани через реку Осетр на яму, от той ямы на столб на нем грань, подле яма, от той грани через верх Сорочей куст на яму, от той ямы направо вкруте на яму же, а возле ямы дорога, а тою дорогою налево вкруте курган, в том звене старых порух сметит немочно.
А от того звена звено вотчины столников князя Петра Ивановича и князя Василия, Алексея, княж Петровых детей Прозоровских села Исакова по скаски старост их Афонки Никитина и Сенки Петрова с товарыщи от Свиридовского рубехла по Каменной крест да по Бабий верх и по речке Тулубейке дано боярину князю Семену Васильевичу Прозоровскому Грабороновский острог, лес сеч и всяким угодьем владеть, а крепостей никаких не положили. И в том звене Грабороновский острог лес посечен, а иныя места расчищены, косят сена.
А от того звена звено деревни Тулобьевой Тулен детей боярских Ивана Жвалова да Ивана Зайцева и засечных сторожей Якова Федосова с товарыщи в устье речки Тулубойки и Бабя верха береза, на ней гран, подле яма, а возле той грани лежит дорога через заповед и на сенокосные поляны с давных лет. А в том звене поляны Котцкая, Снатища тоже, другая Ситьцкая старая Тулубева тоже, поляна Скоблевая, а сена на них станет 50 копен, а порух старых сметит немочно, а новых не сыскано.
А от того звена звено той же деревни Тулубевой Михаила Михайловича Афросимова, от деревни Тулубева через речку Муравинец да через речку Нижевну на липе две грани, а возле две ямы, а та липа стоит на рубежи Каширской и Оленьковской засеки, а в том звене граней иных и ям не сыскано и порух нет.
Тое же Веневския Княжия и Веркушевские засеки с руской стороны.
Звено Дементия и Дорофея Семеновых детей Аведуловых селца Алитова от Каширской и Оленьковской засеки от речки Алитовки направо две березы на одной гран, подле яма, а от той грани налево поляна Свиная, сена на ней по смете станет 50 копен, лежит впусте, а через поляну лежит стежка в заповет, а от той поляны на осиновый пень, на нем грань, подле яма, от той грани на дубовый пень, пень свалился, на нем грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани через Тоберской верх на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на илем на нем грань, подле яма, от той грани на ясень, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма. У того звена сторож Ивашко Михайлов, порух в том звене никаких не сыскано, а старых 30 дерев.
А от того звена звено селца Воскресенского Еремея Афанасьева сына Ивана Григорьева сына Пашковых, от той грани на клен, на нем грань, подле яма, от той грани лежит стека в заповет, от той стешки на липу на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на яму возле двух лип, на одной грань, от той грани на липу, на ней грань, рядом яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани через Монаровский верх на липу, на ней грань, подле яма, а возле той грани, две липы. У того звена сторожи Савка Анофреев, Васька Силин, а порух в том звене не сыскано, а старых 10 дерев.
А от того звена звено вдовы Настасьи Матвеевской жены и Данилы Иванова сына Исленевых, деревни Настасьина от той грани налево на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, а та липа свалилась. От той грани лежит стешка в заповет на большую поляну с приполянки, а по смете сена на них станет 60 копен, а косит ту поляну Еремей Афанасьев сын Пашков, а отпис не положил. От той стешки на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани налево на липу, на ней грань, подле яма, от той грани лежит стещка в заповет, а стешка на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на илем, на нем грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани через Муровинский верх на дуб, на нем грань, подле яма. От той грани лежит дорога в заповет на Скоблевую поляну и на деревню Тулубеву, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани лежит стешка в заповет, от той стешки на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на яму, а грани нет, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани с ызрога налево через полянку Черемишною на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на осину, на ней грань, подле яма, от той грани возле Отрезной полянки на березу, на ней грань, подле яма, а позат полянки вал земляной зело зарос лесом, от той грани на берегу, на ней грань, подле яма, от той грани на березу, на ней грань, подле яма, от той грани на березу, на ней грань, подле яма. От той грани направо вкруте через большую дорогу на липу, на ней гран, подле яма, а та грань стоит у Дягилевского верха и полянки Дягилевой, а сена на Черемичной и на Отрезной и на Дягилевой полянах по смете станет 20 копен. Ивана Михайлова сына да Михаила Елизарова сына Уваровых от Сухого осетреца на дуб, на ней гран, подле яма, от той грани налево излучиною возле полянки Белоусовой столб, на нем грань, подле яма. От той грани лежит большая дорога к Веневе в Княжия ворота, а сена на ней станет 20 копен, от той дороги направо на ызрог на липу, на ней грань, подле яма, от той грани налево через Дягилев верх на яму, от ямы на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани лежит стешка в заповет от стешки направо на яму, от ямы через Гусинский верх на яму, а возле нее дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани через Козин верх не дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, рядом яма, от той грани на пропуск на нем грань, подле яма, а от той грани на клен, на нем грань, рядом яма. От той грани лежит стешка в заповет от стешки на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани через Хвощев верх на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на Зуев верх на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани направо излучиною через другой Зуев верх на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на илем, на нем грань, подле яма, от той грани через Сухой Осетрец на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на столб, на нем грань, подле яма. У того звена сторожи Митрошка Коновалов, Филька Лихачев, а порух старых сметит не мочна. А от то(го) звена звено Федора и Ивана Степановых детей Реновых деревни Пилюгиной, от той грани лежит стешка в заповет, от стешки на яму, от ямы на яму, от той ямы через верх на дуб, на нем грань, подле яма, порух старых сметит немочно.
А от того звена звено Гаврила и Захара Тимофеевых детей Муромцовых деревни Гуревой, от той грани через верх на иву, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на клен, на нем грань, подле яма, а от той грани на клен, на нем грань, подле яма. У того звена сторож Ермошка Данилов, порух никаких не сыскано.
А от того звена звено Ивана Иевлева сына Кисленского деревни Карповой, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на илем, на нем грань, подле яма, от той грани на иву, на ней грань, подле яма, от той грани на илем, на нем грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма. У того звена сторож Афонка Макушев, а порух никаких не сыскано.
А от того звена звено Андрея Алексеева сына Карбушева деревни Клина, от той грани лежит стешка в заповет, от стежки на яму, а гран на липе, липа свалилас, от той грани на кленьной пен, на нем грань, подле яма, от той грани лежит стешка в заповет, от стешки на ильмовый пен, на нем гран, рядом яма, от той грани через верх на яму, а грань на липе, а липа повалилас, от той грани через речку Сушку на яму, от той ямы лежит стешка в заповет, а от стещки через верх на дуб, на нем грань, пожде яма. У того звена сторож Ивашка Сергеев, а порух старых сметит не мошно.
№ 263. А от того звена звено Федора Болшого и Федора Меншого Григорьевых детей Хрущевых села Миршина, от той грани на клен, на нем грань, подле яма, от той ямы на дуб, на нем гран, рядом яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма. От той грани лежит стешка в заповет, от стешки на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, а та грань стоит промеж Тульской Кортосеновской и Веневской засек. У того звена сторож Ивашка Сидоров, а порух в том звене никаких не сыскано.
А в той Кнежей засеке крепости. На болшой Веневской дороге городок Кнежих ворот, башня цела, кровля опала ворот нет, половина острога повалилас, а другая стоит впред непрочен, а окола того острога вкруг 40 саж. ров глубины сажень, ширины две сажени, зарос лесом и осыпался, а крепости частик надолбы опали и лесныя завалы ногнили, порос лес молодой, часть. А по конец лесного завалу от потзорныя поляны зелейная крепость вал к Сухому Осетрецу, а от Сухова Осетреца к реке Осетру с русския стороны земленой городок, окола ево 320 саж. двои ворота и те ворота погнили и опали, а за рекою Осетром вблиске через вал два пролома по две сажени, а от тех проломов на валу городок Солдацкия Таборы, а от того горотка на волу вблиске в полтрети сажени пролом, а от того пролома до Грабороновских ворот два вывода, а третеи у ворот, ворот нет. А от ворот вал до лесного завалу, а возле вала с полевой стороны ров в глубину сажень, а ширины полторы сажени, а деревянныя крепости честик и надолбы погнили и опали. А в той Княжей засеке поляны и около валу поляны и дубровы, и отрезныя поляны косят крестьяне вотчины околничего Ивана Савостьяновича Хитрово селца Свиридова, а иныя отдают в оброк, а отписей не положили. А в тех тулских и веневских засеках с рускую и с полевую сторону селитренных земел и железных руд и крущинного деревья и рыбных ловел и бобровых гонов и бортного угодя и угожих мест к заводом не сыскано.

=:=:=:=:=:=:=:=:=:=:=:=:=:=

Веневския древности, Гедеонов 1852г

Среда, 25 июля 2007 08:29 Written by

Д.Г. Гедеонов, 1852 год.

ВЕНЕВСКИЯ ДРЕВНОСТИ.

«Благословите, братцы, старину сказать» Эпиграф Сахарова в Сказаниях Русского Народа.

Из числа одиннадцати городов Тульской губернии Венев, занимающий с своим уездом северовосточный уголок в ?994 квадратныя версты, ни в чем не отличается от прочих одно губернских собратий. То правда, что уездные города и других губерний, за весьма немногими исключениями, образовавшимися вследствие резких географических или этнографических особенностей, имеют одно поличье и склад. Церкви три каменныя, да две деревянныя; домов пять под железом, да сотни две с соломенными крышами; десяток улиц с переулками и три, а иногда и более, пустоши, величаемых площадями, где в скромных лабазах совмещены все предметы торговли: деготь с чаем и помадой, соль с сахаром и винами, сукны, ситцы, материи рядом с мясною провизией. Таких между городами, где существовали бы особые, им одним принадлежащие источники или способы городской промышленности, так не много, что их можно пересчитать по пальцам.
Боясь далеко зайти на поприще современной цивилизации, наш Венев себе просто город, как город; на право дома, на лево дома, а между ними улицы: в нем даже нет таких производств которыми, бывало, не в шутку занимались и не даром славились некоторые из городов, напр. Муром калачами, Вязьма, пряниками, Углич толокном. Не даром злоязычные соседи проложили о Веневе, будто его объезжают за пять верст и цыгане.

 


Совсем иной характер и значение имеет Венев, относительно древностей своего уезда, известных, или еще скрытых в городищах, курганах или других сохранившихся насыпях. Древности эти тем многочисленнее, что Веневский уезд по направлению на юговосток пересекает линия Брянско-Муромских укреплений или засек, разделяя его на две части, из которых ближайшая к Москве как реже подвергавшаяся опустошениям, а по дурной почве – и распашке, сохранила не мало окопов в своем виде. Впереди этой линии, где хозяйничали татарские наездники, осталась, так сказать сакма их набегов и воспоминание народных погромов: но непочатые груды древняго оружия и вещей сберегаются в городках и насыпях по опушке Веневской и Каширской засеки. Сюда, искатели древностей и кладов! Хотите ли порыться в земле с ученою целию, и находками дополнить пропуски Истории? Мы встретим вас с улыбкою, как гостей столичных с высокими взглядами. Но если вы при своих поисках не найдете котлов с рублевиками и боченков с золотом и каменьями самоцветными: то, валлах, биллах, мы проводим вас улыбкою сожаления. Проповедуйте там, что золото прах и тлен, или что оно ценно, как средство к удобствам жизни, и что для вас дороже железо и хлам, если с помощию их можно воскреситьбылую жизнь народа или дополнить пробел в какой нибудь науке. С целию указать положение и отчасти значение сохранившиеся памятники для тех, которые бы, вопреки мнения большинства решили содействовать современным изысканием отечественных ученых, бросим взгляд на Веневския древности, сделавшияся нам известными.

 


Предки наши деятельно заботились защите домашняго права и семейства от набегов неприятеля. Отсюда большая часть окопов и уцелевших укреплений: отсюда курганы и насыпи. Отсюда ведут начало и засеки, устроенныя, сколько известно, около 1595 года под дирекцией Годунова. «По Боброку (в Белевском уезде), сечена лесом засека, и надолбы к реке Оке поставлены были, и остроги, и ров копан, и в воде по речке по Боброку честник колье дубовое, вострое, в колоды ставлен.(I). (I – Книга к большому чертежу стр. 115. Из за сих то укреплений выпускаемы были в открытыя места передовые отряды для добывания языков и некотораго предупреждения опастности. Нередко опытные соглядатаи, как и я новобранец в делах старины, напав в степи на след дикаго табуна и приняв его за сакму Татарских наездников, давали условные сигналы и через то распространяли по линии тревогу. Им прощали ошибки по уважению их усердия, да простят же и мне добрые соотчичи, в случае фальшивой тревоги относительно древностей, по внимании к новости предмета и скудности средств.
И так к делу.

По линии Брянско-Муромских укреплений известны следующие городища и древности:

1., Городенецкое городище находится близ села Городенца и деревни Ольховца, в двух верстах от села, на углу казенной засеки, образуемом при повороте ее на север, по направлению ближней речки Веневки. Место называемое городищем, поросло кустарником и, кроме трех ям, никаких признаков не имеет. Народная молва указывает на дне одной из ям место богатого клада, который однакож не каждому даться может, а только избраннику. Недавния кладоискатели дорылись до огромнаго камня и, не одолев препятствие, оставили заманчивый труд. Место это, как уверяют, верст на пятнадцать в окружности было подарено одному из Засецких за храброе отражение татарских хищников. Он, будтобы, заложив в Городенеце церковь, думал устроить крепость и город. Кстати, о церкви. Она во имя Смоленской Божией Матери с приделом Святителя и Чудотворца Николая, каменнаго здания, Византийскаго стиля, древнейшей кладки. Лет пятьдесят назад церковь эта имела весьма узкия окна с чугунными подокониями, из которых одно с надписью о времени построения оной долго сохранялось у Г. Соколова, стариннаго ценителя подобных редкостей. Надглавные кресты счетом восемь, железные с цепями и полумесяцем в основании, с небольшими медными крестами в средине, очень древней работы. На колокольне до 1849 года висел колокол с латинскою и немецкою надписью, литый в Стокгольме в 1646 году. Записок или рукописей о времени построения церкви: в ризнице, но из книг уцелели: а) Мечь Духовный Лазаря Барановича, печат. в Киеве 1666 года, б) Трубы Его же, печат в 1674 году и в) Минея за осенние месяцы, печат в Москве при Алексее Михайловиче в 1636 году. Саженях в 10 от колокольни лежит могильный камень из гранита с рельефной надписью: Лето 7133 Декемврiа в 7 день (цыфры церковныя) на память Амвросiя Медiоланского скончался раб Божий Стольник Иван Михайлович Засецкой.
К сему городищу отнести следует курган, находящийся в поле между селами: Семьянью и Хавками. Он, думать можно, сторожевой: но в отечественную войну 1812 год под ним похоронены тела пленных французов; от того средина сего кургана осела и имеет вид чаши. Ближе к засеке и селу Хавкам указывают урочище: Святыя или Золотыя Ворота. Название проезда сквозь засечныя укрепления святыми воротами произошло по всей вероятности от отношения села Хавок к Веневу Николаевскому Монастырю, которое было его отчиною и доселе сохранило название монастырских служб: житнаго двора, житнаго пруда и.т.п. Название же ворот Золотыми не имеет ли отношение к Орде сего имени? Стоит замечания, что на колоколе Хавской церкви, отстоящей от Венева в 5 верстах, надпись гласит, будто, оно принадлежало к Тульскому уезду и имело какую то зависимость от Дому Святейшаго Синода.

 


2., Городище Березовское полагают в 4 верстах от Венева по Епифанской ………………
…………../ страница про Березовское городище отсутствует /

3., Веневское городище находится в самом городе Веневе, под 54 град. Север. широты и 55 град. 45 мин. долготы, на углу, образуемом впадением речки Моржовки в Веневку, там, где ныне здание Присутственных мест и Соборная церковь. Осыпь, как названо внешнее укрепление острога, в ведомости к генеральному плану, в прежнее время вмещала земли заселенной 177 саженей, незаселенной 2 десятины 894 саж., неудобных мест 1 десятину 1630 саженей, что составит 4 десятины с лишком. Внутри осыпи в 1759 году существовал еще старинный острог или крепость из дубоваго леса с башнями и въезжими воротами, но в 1764 году оставалась малая часть онаго; хотя и можно было еще определить, что вся округа острога простиралась на 203 сажени, как доносила в то время Веневская Военная Концелярия Академии Наук. Остатки стариннаго острога сгорели в пожар 1(???) года, а признаки вновь устроеннаго в 1(?)78 году и при возведении каменных зданий разобраннаго, сгорели во время пожара 1834 года. По темным воспоминаниям местные старожилы передают будто к Веневу с западной стороны подступала Литва и долго держала город в осаде, опустошив посад и пригородныя слободы, но будто бы осажденные следуя чудесному внушению Мученицы Параскевы, сделали удачную вылазку и обратили неприятеля в бегство. По памяти этого события икона Мученицы стала предметом особаго Богомолья, а в последствии престольною иконою одного из приделов в крепостном Воскресенском Соборе. Впрочем, икона ныне чтимая не подлинник, с которым служилые люди пригородных слобод ходили под Казань, но копия с оставленнаго там подлинника. Предание дополняет, что, в замене подлинной иконы, с копиею Мученицы, взята точная копия с иконы Божией Матери Казанской, хранящейся в Казанской церкви, прежде бывшаго Богоявленскаго Монастыря. Все это однако же требует справок и поверки. Нам известно только, что служилые люди Веневских подгородных слобод погибли в битвах под Чигирином, Новым Богородицком и в Крымских походах, как жаловались внуки их царям Иоанну и Петру Алексеевичам (крепость о земле на столбце).
Город Венев является в летописях первый раз около 1483 года вместе с Тишиловым и Ростовцем, (что ныне села: Тешилово Ростовицы Каширскаго уезда,) а в другой – под 1494 годом, в договорах Московскаго Великаго князя сперва с Рязанским, а потом с Литовским, и обоих случаях он показывается включенным в состав городов Московских. Но едва ли не этот город существовал задолго прежде под именем Березуя или Берестия. Основание к такой догадке можно найти не в одних филологических, но частию и в исторических соображениях. На вопрос, почему Венев назван этим именем, обин брадатый археолог отвечал: по реке. Предки нащи, продолжил он, любили называть вновь строимые города по рекам, напр. Тулу назвали по Тулице, Пронск по Проне; Орел по Орлику и т. п. Ну, а река почему названа Веневкою, и в особенности почему село, отстоящее не менее 15 верст от ней, названо: Венев-Монастырь, — почти так же, как город, с переносом лишь ударения на первый слог? Собеседник мой призадумался. Чтобы поспешить ему на выручку, я сказал ему словами Шафарика: Славяне всего охотнее называли живыя урочища и особенно реки по лесам их окружавшим. У них известны реки: Брусница, Кленица, Липница, Ракитовка, Сосна, Волешница, Топольница, Рябинка, Березовка. Окрестности монастыря Святителя Николая с незапамятных времен могли получить название Вени (4). (4 — В граматах однакоже пишется: Обитель Св. Николая в Вении), Вениковой, Венецкой, Веневской, по качеству и роду дерев этой местности, а может быть по особенностям местнаго наречия; ибо венец, венок, веник любимыя орудия торжеств и национальных наслаждений у древле Славянских народов, одного корня с березой, которая, вероятно, называлась встарь Вена или Вень. После сего понятно, что город, состоящий из нескольких хижин, покрытых березовою корою или берестою и находящийся невдалеке от устья речки Березовки, впадающей в Веневку, мог иметь два названия. Рязанцы, доколе он находился под властию их княжества, называли его Березуем или Берестием, а иноки Венева Монастыря, содействовавшие падению уделов и расширению власти Московского князя, стоящим на их дачах город называли по своему: Веневом. Как бы там впрочем ни было: но укрепления этой местности весьма важны были в стратегическом отношении, и потопу Венев и Березуй не раз были включаемы в договоры на ряду с важнейшими городами. В Грамате Венева Монастыря 1624 года о дачах его пишется так: Вотчина Монастырская в Тульском уезде в стану Старом Городище, сельцо Бортники на реке на Осетре, сельцо Новоселки, да тех сел деревни: деревня Онишина, да в Верхуше пустошь Судакова, пустошь Картасенево, да сельцо Хавково, да деревня Сливково, Починок Семьяна, деревня Медвежья за рекою за Веневою, у Медвежья Кря, да в Нюховском стану: пустошь без жеребья, то была деревня Теплая.

 


В городе Веневе старинных зданий не уцелело: почти все дома и церкви построены вновь, и на других местах, после известной планировки городов, кроме разве домов, принадлежащих Духовному училищу и городовым присутственным местам и старой Николаевской церкви, которая, как свидетельствует надпись на камне, построена 1707 года.
Соборная церковь, судя по уцелевшему каменному надпрестольному столбу, находилась вне острога на осыпи, саженях в 20 от существующей ныне. Новая же в честь обновления храма с приделами Благовещения Пресвятыя Богородицы и Мученицы Параскевы начата перестройкою на месте каменной в 1814 году, а окончена и освящена в 1822 году. Внимания особеннаго заслуживает в этой церкви: а) икона Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова с описанием по полям его видений в лицах по высокой и древней живописи; б) крест с мощами серебряный вызолоченный, равноконечный в виде наперстнаго. Концы креста округлены и сверху приделано, овальное ушко с изображением Убруса. На задней стороне надпись: Мощи светяй земли гробу … и имена, чьи мощи. в) С северовосточной стороны в реке виден обвал в береге в роде рва: это, говорят был сход к воде из крепости. Старожилы припомянают даже дверь, долго сохранявшуюся под берегом.
К Соборной церкви приписана Приображенская, о построении которой нет достоверных сведений, но надглавные кресты с цепями и под коронами доказывают, что она существует не менее ста лет. В этой церкви есть такой же, как и в Соборной, крест с мощами, на котором, между прочим, надпись: Молится Моисей Смолеников.
Церковь Святителя и Чудотворца Николая с приделами во имя Апостола Матфея и Пророка Божия Илии основана лет сорок пять назад. Архитектура и отделка ее внутри под мрамор и громадная колокольня, к сожалению, не завершена шпицем, могла бы составить украшение любому Губернскому городу.

 


Сюда приписан упраздненный Монастырь, с двумя каменными церквами: холодною в честь Богоявления Господня и теплою в честь иконы Казанской Божией Матери. О времени основания и самом названии Монастыря памятей нет. Думают, что он был скитом Венева Монастыря, на том основании, что некоторыя иконы составляют, как бы, второй экземпляр того Монастыря; каменныя церкви и колокольня построены в 1764 году, как свидетельствуют надписи. Здесь замечательны древностью: а) образ резной Христа Спасителя в темнице, стоявший лет 80 назад в особой часовне, на конце города, б) походный крест с мощами и с витою рукоятью, серебряный и в) Минея за осенние месяцы печат. в 1666 году.
Церковь Введения во храм Пресвятые Богородицы с приделом в честь мучеников Флора и Лавра, Византийской архитектуры с росписанием внутри по стенам, довольно древняго устройства, хотя о времени построения ея и нет сведений. В ней предполагают устроить предел во имя мученицы Екатерины в новейшем вкусе.
Кладбищенския церкви: теплая во имя Иоанна Предтечи и холодная в честь первоверховных Апостолов Петра и Павла устроены в 1795 году. В них замечательны изображения Сивилл, весьма редкия по церквам в настоящее время.
Из окружающих Венев слобод замечательна в особенности Городенская, как по указанию своим названиям на прежде бывший здесь город, так и по ближнему озеру, уважаемому местными жителями по его целебным свойствам. Предание гласит, будто на месте озера когда то была церковь. Не здесь ли место Старо Рязанского Берестия, признаки коего с такою аккуратностью скрыла от любознательных давность времени.
4., Устенское городище отстоит от Венева верстах в 8 на Северозапад и находится между реками Веневкою, Сухим Осетриком и Осетром близ устьев двух первых речек, на открытой местности, отделявшей некогда Веневскую засеку от Каширской. Наружное очертание городища составляет правильный четвероугольник около 4000 квадратных сажен с двумя выходами: на юг и север. Оно укреплено было глубоким рвом и высоким валом, год от году теряющими свой вид от производимой запашки. Впрочем, углубление рва и осыпь не шире двух сажен. Среди валов с каждой стороны были устроены возвышенные платформы, на которых может поместиться три орудия, направленныя в разныя стороны; а по нужде и более. Платформы эти как бы вдвинуты во внутрь для продольной по оным стрельбы, в случае неприятельскаго нападения. Здесь и доныне находят металлическия принадлежности ратников и их вооружение: копья, мечи и т.п. Внутренняя площадь описанного четвероугольника в уклоне с окрестностями. Впереди окопа ближе к устью рек, откуда опасались нападений, вытянут вал, довольно сходный с находящимся близ Тулы, но меньшаго размера. В начале его близ Сухаго Осетрика насыпан сторожевой курган, очевидно, состоявший в сношениях с ближними подобными насыпями. Курганы в числе семи к востоку от вышеописаннаго имели другое происхождение и назначение. В одном из них разрытом, по поводу моего осмотра, оказалась земля совсем другаго качества, нежели какая составляет почву пахатнаго поля около. Здесь чистый чернозем, в котором изредка видны остатки березовой коры или бересты. Местные старожилы считают их могилами богатырей или витязей двенадцати братов. Двенадцать родников или ключей, вытекающих из под горы Свиридовскаго леса, поддерживают это суеверное предание. Предоставив тешиться подобными вымыслами жителям окрестных селений, мы не оставим без замечания, что народное стечение 24 июня к этим ключам, находящимся среди поля, икона Иоанна Предтечи в часовенке, которой подлинник хранящийся в Свиридовской церкви, составляет предмет особаго богомолья, название бывшей деревни в актах Предтечевым, и особенно набег Крымцев около этого времени на Вашанскую волость под командою Темеша в 1442 г., дают некоторые основания полагать, что недавний владелец окрестностей Темешев был потомок этого князька, сделавшагося вероятно защитником пограничной линии от последующих набегов своих собратий по приглашению Русских.

 


К системе Звойских окопов следует отнести: а) шанцы на правом покатом берегу Осетрика, близ впадения в него ключей; б) курган внутри леса на высокой Свиридовской горе над ключами и в) близ д. Залом. Курганы эти, судя по высоте мест, были сторожевые и их охранная или передовая стража имела притон в вышеозначенных шанцах и деревне Карауловке, отстоящей от Заломскаго кургана верстах в 3.
5., Звойския городушки, как называют их на месте, находятся по левую сторону Осетра, саженях в 100 от реки, от которой тянутся к Исаковскому лесу три вала, на разстоянии трех или более верст. Окопы эти устроены на среднем валу. Первый город имеет сходство с лодкою, с незначительными стратегическими кривизнами для удобства постановки орудий и действования из них. Внутри окопа сделан по валу уступ, где стоящий одною головою может быть выше насыпи. Вход внутрь от реки; он осыпан валом полуциркульном, но без рва. Далее сажен на сто по направлению тех же валов устроен городок квадратный углами по валу. За ним на таком же разстоянии третий окоп, сходный с первым, и четвертый сходный со вторым. В стороне от третьей насыпи, или укрепления насыпаны четыре кургана, о происхождении которых ничего не известно. Есть еще два кургана в тех же дачах близ топкаго колодезя: там находят человеческия кости. Окопы эти оканчиваются Грабонновскими воротами или прокопом сквозь валы. Можно полагать, что от этих ворот начиналась Каширская засека, остатки которой доселе видны в Исаковском остроге. Сказанныя ворота, в следствие заставных поборов, а может быть и грабежей, известны более под названием Грабороновских. Замечательно, что начальником этой линии укреплений был Стольник Авросимов, предок нынешних владельцев села Тулубьево, а равно и то, что фамилия Авросимовых имела наследственные отчины в селах Гранках и Куликовке по направлению к Крыму, откуда здесь вероятно был не последний путь для Крымских ордынцев. Один из Авросимовых Семен построил церковь на бывшей границе населенной местности в селе Гранках в конце XVII столетия, а другой, устроив крест с мощами, оставил его в благословение потомству. Он хранится теперь в Тулубьевской церкви, как будто, в отступление от воли перваго соорудителя. Вот его надпись: «Сего Февруария в к а день сей животворящий крест по обещанию строил Давыд Михайлов сын Авросимов в дом свой, в наследие чад своих, кто будет детей его и роду в предбудущие лета и быть ему в доме во веки неподвижно».

 


6., Городок Соколовский находится при впадении Соколовскаго оврага в Осетр между селами Щучье и Причалью. Он окопан рвом и защищен валом, на котором заметны выемки в роде окоп, обращенных на Осетр, думать можно, для орудий. Устройство его и происхождение одинаковы со Звойским. Неподалеку от сего городка выкапывают остатки каменной стены, по рассказам, какого-то города, а под городом указывают святой колодец. Здесь на Троицын день, несмотря на отдаленность от жилья бывают гулянья. На противоположной стороне реки среди Щучинского поля стоит сторожевой курган заметно, служивший притоном передовой рати Соколовского укрепления. Подобные курганы находятся еще на возвышениях против д. Причали и невдалеке от д. Рогатого: первый из них едва заметен от производимой на нем запашки, а два Рогатовских, хотя и запахиваются также, но сохранили довольно ясно свое возвышение. В Причальских дачах стоит осмотра овраг Железный и в нем среди леса на полугоре курган, по молве, с кладом. Около кургана видны неровности в роде обвалившихся и поросших травой землянок. Можно полагать что здесь был притон Сторожевой рати. Не лишним считаю заметить о Мшарах верхних и нижних, урочищах в Причали. Г. Тихонравов, изыскатель владимирских древностей думает видеть в подобном названии намек на мадьяров или венгров, будто бы доходивших до здешних мест, как мне кажется, мшарами называются болотные места, поросшие кустарником и мохом без всяких да намеков.
В лощине под д. Рогатым указывают четвероугольный городок, полуразрушенный водотечью. Это также для часовых, содержавших караул на ближних курганах./4/.
В селе Скородне при впадении р. Мордвеза в Осетр сохранилось предание о существовании какого-то монастыря, остатки коего видны в разбросанных по местам каменьев. Что это за монастырь, когда построен и уничтожен, никто не знает.
7., Толстовское городище находится на северо-востоке от Венева, по большой Зарайской дороге, в 24 верстах на левом, возвышенном берегу Осетра, в полуверсте от устья Полосни. Городок этот имеет вид неполного месяца отрезком на восток. С западной стороны около его ров сажени в две ширины и сажень 30 в протяжении; с восточной – трясина, а с южной Осетр. Подъезд и ворота были с северной стороны. По буту стены можно догадываться, что она была толщины до 2 аршин. Старожилы припоминают, что стена была складена из дикаго камня сажени в 4 вышины с окнами для пушек и железными воротами. Остатки этой стены лет 50 назад увезены на Курбатовскую мельницу. По преданиям, здесь жил крещеный татарский князек Курбат Бородавка, по имени которого названа деревня, а от фамилии произошло потомство дворян Бородавкиных. Князек этот в военное время затворялся с пожитками внутри городка. Отсюда молва о кладе. С южной стороны из-за Осетра подступала Литва и татары, но за разлитием рек Полосни и Осетра не могли одолеть сидевших в крепости. Видно впрочем, не всегда удавалось отсиживаться за стенами: человеческие кости, вырываемые в церковном погосте или точнее, на усадьбе церковного притча показывают, что здесь была когда-нибудь жаркая схватка нападавших с осажденными. Воеводам, говорится в одной летописи/продолжение летописи Никоновской,585/ бысть бой на Осетре и в том бою поймали царевича Шеламова и иных татар многих и царевич побежал со всеми татарами за Дон, а великого князя воеводы ходили за ним до Дону.
Верстах в 2-х от церкви против Курбатовской мельницы в церковных дачах указывают место прежде бывших лабазов, где происходили базары. Столетний говорун Трифон в детстве бегал туда с сверстниками искать блестящих безделушек: серег, колец, крестов и помнит некоторые приметы построек, бывших на базаре. Здесь некоторые думают найти старый город Осетр, но по мнению моему, он находился выше при соединении с рекою сего имени – Сухого Осетрика, как будет сказано в своем месте.
В церкви с. Толстых сохранились: потир и дискос деревянные, покрытые красною краской с искусными изображениями ликов, также медная звездища с протравкою разных фигур. Сосуды эти перенесены из старой церкви лет 120 назад, а церковь находилась ближе к Зарайску по большой дороге версты на две, где ныне урочище: Старое Толстовское городище.
У поселян здешнего прихода нередко можно находить медные кресты с углублениями внутрь самого необыкновенного устройства. У священника сохранился бердыш в полной оправе. Он насажен на древко, с ремнями, дырочки тупой стороны заделаны полосами железа, как будто для того, чтобы он неглубоко ранил врага и тем не препятствовал быстроте действий ратника.
8., Село Серебряные Пруды отстоит от Венева в 32 верстах, от Михайлова и Зарайска верстах в 30 и находится при устьях Аксени и Солоницы, впадающих в Осетр. По положению селения на низменном месте, заливаемом во время полой воды, ни каких признаков укреплений не сохранилось. По местным рассказам, около владельческаго дома и Троицкой церкви был деревянный острог, называвшийся городом. Впрочем и ныне жители слобод, отдаленных от этой церкви, называют эту местность городом, а церковь Николая Чудотворца называют Монастырем, напр. иду в город, был у обедни в Монастыре. Что за основание подобным названиям никто не знает. С алтаря, говорят летописи (6), (6 – Арцыб. Том. III. Кн. V. Прим. 881 – 890.) Григорью Пушкину да Сергею Ададурову со всемя ратными людьми велено идти под Серебреные Пруды, а Серебреных Прудах сидели воровские люди; а под Серебреными Прудами стояли воеводы князь Ондрей Васильевич Хилков, да Богдан Матвеев, сын Глебов, а с ними ратные люди и Коширяне и Туляне, и Ярославцы и Угличане, и с низовых городов… К Прудам и острогу приступали ратные люди с щитами день до полуночи, и из Прудов много ратных людей переранили, а иных побили, а воровские люди видя свою погибель, что им не отсидеться, сдалися и в острог пустили царя Васильевых людей и крест целовали царю Василью.
В нынешнее время это село принадлежит графу Шереметьеву, а в род Шереметьевых перешло по женской линии от князей Черкасских, имена которых внесены в церковный Синодик для вечнаго поминовения. Здесь со времен незапамятных по Воскресным дням бывают еженедельно базары.
9., Городок Почежский находится в трех верстах от Серебреных Прудов, вниз по теченью реки Осетра, при устье реки Почеги, на Михайловской стороне. Он окопан рвом и осыпан валом и имеет вид круглый; крепкою стороной обращен на запад. По находимым здесь металлическим вещам домашняго обихода, обломкам разбросанного кирпича и другим очевидным предметам думают, что здесь не слишком давно был город. В крепости на землю, купленную владельцем села Зачесловки означено, что она принадлежала Почежской Ямской слободе. Почежский лес, за который крымские наездники прогнаты Зарайским воеводою Хворостинным 21 мая 1570 года, можно полагать на край реки Почеги.
Вот все городища, известные нам по линии Брянско – Муромских укреплений, которыя, по достоверным сведениям здесь переходят в Михайловский уезд и в нем продолжаются опушками лесов и левым, возвышенном берегом Прони; но обратимся к древностям внутри линии и в своем же уезде.
1., Бабий Городок находится верстах в 4 от Серебреных Прудов среди большой дороги в Зарайск. Валы его около дороги уцелели. Он незначительнаго размера и был, кажется, временным станом царских войск в 1607 году до начала битвы с воровскими людьми. «На завтрее, говорится в Летописи (7), (7 — прим. К Истор. Гос. Росс. Карамзина * 16) сдачи пришли многие воровские люди с Украины на выручку Серебряным Прудам, а с теми воровскими людьми князь Иван Мосальский, да иноземец Литвин Иван Сгаровской и царя Васильевым воеводам князю Андрею и Григорью с товарищи и всем ратным людям с воровскими людьми был бой от Серебреных Прудов версты за 4, и воровских многих людей погибли: и языки многие поймали, и воровских воевод князя Ивана Мосальского, Ивана Сторовского взяли». Здесь и около по полям вытаскивают шпаги, старинные самоналы и другое оружие.
10., Село Беззубово верстах в 40 от Венева к Зарайску памятно по битве князя Палецкого с Сафа-Гиреем в 1533 году. Обстоятельства сего дела по указанию Летописца (8) (8 – Современ. II, **), таковы: «И приеде князь Дмитрей Щереда к Николе Заразскому (в Зарайск) и на Осетр, и приеде к нему весть, что люди Крымские оттуда верст с 10 в Беззубове, поместье Ларивонова: и ту на них приеде князь Дмитрей и потопта их, и многих избиша, а иных живых поймаша и к Великому князю отослаша.»
По полям около Беззубова нередко были находимы металлическия принадлежности ратнаго ополчения. Где то вблизи села Клемова доселе сохранились два городка, ускользнувшие от осмотра и несколько курганов.
В одной из ближайший церквей: Малынской или Эсиповской сохранилась весьма древняя икона, перед которой, по преданию, Преподобный Сергий, в проезд по тем местам к Олегу Рязанскому, служил молебен.
При Эсиповской церкви уцелел фамильный склеп дворян Фустовых с памятниками на которых, давность насечки и титла препятствуют прочесть надписи. По уверению некоторых здесь погребены какие то иноземные цари.
3., Ореховское Городище находится верстах в 20 от Венева, близ селений: Баршева, Петрова и Орехова, на левом, высоком берегу реки Мордвеза, покрытом густым лесом. Наружнаго очертания его видеть нельзя и только местами уцелели осыпавшиеся рвы и поросшие травою насыпи. Говорят, будто, под тот городок есть ход и погреб с богатым кладом, но разрытия показали, что здесь были какия нибудь постройки, потому что вырывали белый тесаный камень. По уверению же окрестных поселян здесь был разбойничий притон. Оно и походит на правду, особенно если название деревни и пустоши, смежной с городком, Сальковой неслучайно. «Москве, говорится в одной летописи времени Шуйскаго (9) ( 9 – Летоп. о многих мятеж. 1788.), великое утеснение бысть от Табор, т. е. Тушинскаго стана….да тут же собрался Хотунской (10) (Хотунь село Московской губернии, в 20 верстах от Устья Лопасни, впадающей в Оку, прежней бывшей графини Орловой-Чесменской) мужик, именем Сальков, и с ним собрались многие Русские воры. От него же наипаче утеснение великое бысть. С запасом же (в Москву) прихожаху одной Коломенской дороге, и тое отняша».
4., Кухтинское городище находится в 18 верстах от Венева, по большой Каширской дороге, на полугоре леваго берега речки Алитовки. Оно занимает не более четвертой доли десятины и своим возвышением походит на квадратную насыпную платформу тщательно выровненную.
По рассказам Кухтинских старожилов на городке когда то была церковь: святой колодезь, находившийся саженях в 50 выше по оврагу отчасти подтверждает их слова.
Верстах в двух от этого места находятся: погост села Алитова и Курганцы. В селе Аксиньине уцелел насыпной вал, на котором как и на Звойском в недавнее время были насыпные квадраты.
5., Махринское городище находится верстах в 14 от Венева на треугольнике образуемом впадением реки Веркуши в Осетр, невдалеке от д. Долбиловки. Возвышенный берег со стороны Веркуши был, заметно, защищен деревянным тесом, от котораго параллельно саженях в пятидесяти вытянуты полукругом три вала. Внутренний вал сверх того был окопан глубоким рвом. На нем уцелели березы, по слоям которых можно судить о времени насыпи, она устроена никак не позже 250 лет. Вход внутрь городка по крутому берегу Веркуши. Внутренняя площадь городища распахивается, как и все места окрестныя, кроме валов, состоящих из щебенчетаго суглинка. При паханье находят бляхи с дырочками и кузнечную изгарь: не в связи ли это с названием Долбиловки?
По местным рассказам, здесь со времени царя Иоанна Грозного здесь жил разбойник Кудеяр панком и был в тесной связи с соседкой своей Русской Амазонкой, богатыршей и колдуньей Ариной. Поселившись от царской опалы, как злодей, среди пустынных лесов, он не умел сохранить и любви своей соседки, почему и вынужден был от ея мстительности скрываться в мрачных подземельях Махринского городка. На сколько в этом сказании правды, определить трудно: но известно, что Кудеяр был Астраханским послом к Московскому Великому князю Василью Ивановичу, отцу Грознаго, в 1555 году: не он ли это?
Кудеяр имел свою церковь и войско и на ближних окопах содержал пикеты. Прожив несколько лет в этой глуши независимом панком, он бежал на Кавказ так поспешно, что не успел захватить и награбленных сокровищ. В записной крепи, или понятнее, в записке его, написанной брату его, на Звойский городок с Кавказа, значится: «В нижних подземельных подвалах – ты знаешь, любезный брат, мои подвалы и кругом городка, ход и комнату, где я скрывался от богатырши Арины три года. Там вся моя церковная утварь сохраняется, возьми ее. И где была моя мастерская, там сохраняется и золото, и серебро, и где была моя кухня, и тут золото и серебро в котлах. Во вторых воротах, что вверху городка, закопан камень с сечею (11). (11 – Точной жернов, сказал разсказчик на мой вопрос с прикрепленным для вещания камни железным болтом). Отступив в город пять аршин, закопан котел с деньгами.
По указанию этой крепи, представленной рядовым Чурсиновым, городок этот в недавнее время разрывали. У ближних ворот, что против святаго колодезя, дорылись до сводов, засыпанных мелким щебнем, между котораго попадались птичьи перья, кости, ножи и другия домашния принадлежности. В верхних воротах отрыли камень с сечею, согласно записке. Последущия работы и открытия неизвестны.
На другой стороне Веркунии в полуверсте от сего городка, на низменной равнине видно квадратное возвышение в виде Кухтинскаго городка. Это Аринино городище, по которому ближняя мель на Осетре названа Арининым бродом.
Верстах в двух от Махринскаго городища близ д. Андреевки на отлогой полугоре, и частию среди рощи разбросано до 12 курганов с человеческими костями. На памяти старожилов один крестьянин выпахал в одном из них скелет чернаго человека необыкновенно тяжеловесный и по страху такой несообразности веса зарыл немедленно находку на прежнем месте. Крестьянин этот жив, а цел ли его черный человек, не известно. Думать можно, что это был какой нибудь металлический доспех – в роде лат. По ведомости к генеральному плану около этих мест показана пустошь: Родительская, думать надобно, так названа в память родителей, похороненных в курганах. Здесь же пролегает полевая дорога, ныне совсем неважная, но доселе удержавшая название Растовки: не вела ли она в Ростовский Убережный Стан, где ныне Растовицы, село Каширскаго уезда, из Тулы, как и Муравка в Тулу, а направление обеих дорог из Крыма.
6., Городок Гурьевский находится верстах в 9 от Венева, на правом берегу Осетра против д. Гурьева или Пилюгина. Очертание его, подобно Махринскому, углом к реке, но втораго и третьяго вала не заметно. На этом месте лет 80 назад стояла деревянная церковь во имя Архистратига Михаила, переведенная в Карпово, а лет 150 назад невдалеке от Михайловской стояла другая в честь Иоанна Богослова. Место третьей церкви гробовой или Кладбищенской указывают ближе к Осетру. Судя по рассказам туземцев, здесь был какой нибудь город. Положение местности между рекою Осетром невдалеке от впадения него Осетрика, и на прямом тракте от Дедославля [Дедилова] к Колтеску, что ныне Колтово в Каширском уезде, гдепроходил Святослав, дает повод думать, что здесь, а не в селе Толстых, был город Осетр и найденная на городке монета с чеканом Михаила Федоровича.
Любители старины многаго могут надеяться от местнаго владельца, который, по многостороннему своему образованию и близости этого важнаго памятника древности, вероятно, не упустят случая вскоре определить его значение.
Верстах в 10 от городища к Тульской границе близ д. Горшкова был некогда Пятницкий погост. По преданиям, однажды татарские наездники, прорвавшись за сторожевую цепь ближней засеки, зажгли ближния селения. Бросив свои пожитки, несчастные туземцы кинулись спасать церковное имущество от хищников, и для сего церковныю утварь и колокола, втоптали в ближнюю трясину, известную до ныне своими целебными свойствами: но беглецы эти легли где нибудь костьми, потому, что молва доселе уверяет о целости той похоронки. В недавнее время два пастуха вырыли здесь, металлический бочонок, как полагали они, с деньгами: но воспользоваться кладом им не пришлось.
В приходской церкви села Глебкова сохранился оловянный ковчег, а у священника старинная книга, которой заглавие с виньэтами и следующего содержания: Ключ разумения, священникам законным и свецким належачьем; от недостойнаго иеромонаха… Голятовскаго тином року 1659 Генваря свету поданный. Вторая часть книги имеет другое оглавление Казаня, приданныя до книги ключ разумения названной. Прибавление носят название: «Наука албо способ сложеня Казаня».
В первой части вдоль поля 93 страницы опытною рукою написано: «Року 1670 месяца Мая 14 дня место Борисов згорело и отец протопопа погорел сам, ея достали, а дочка Олина на отдании и сын, тилко двое мал, и иных душ немало погорело».
Городище Коломенское находилось верстах в 3 от Венева и полуверсте от д. Коломенской среди большой Каширской дороги. Оно имело вид квадратной насыпи с уступами со всех сторон в виде крылец. При разработке дорог в 1820 году оно срыто до основания и следов его теперь не видно. Оно было с связи с Звойскими окопами, по уверению стариков. Здесь и около находят много оружия и других боевых принадлежностей: удила и стремена доселе целы у одной старухи.
Городища и урочища, наиболее замечательныя, вне линии укреплений:
Дикое поле с окрестными местами, начинаясь от реки Шата в виде рукава входит в Веневский уезд, быв тщательно ограждено Брянско Муромскою линиею, и потом городищами: Аннинским, и Гремячевским и непроходимыми топями Ивана Озера. Эта местность степная, безлесная и маловодная, составляла, как видно, любимый приют, Татарских наездников, имевших главный притон в Лихих Артебах и Грибовском городке. Здесь не найдете вы, ни насыпей, ни старых церквей, и даже примет стараго поселения. Урочище близ села Юдина: Сорочий Куст с преданиями о зарытом кладе можно указать только как признак пути, пролегавшаго здесь изстари, где имел удобство разбойничать пройди свет Сорока. Просвященныя хозяева владельцы сел Симакова, Ясенка и Белколодезя не оставили на своих полях ни одной борозды невспаханной, но только Г. Похвисневу посчасливилось отрыть старинный колокол, о котором публика в свое время была извещена периодическими изданиями. Пустоши: Маркова, из которой взяли начало реки Проня Марковна и Брежнева с Поветкинскою, особенно сии последния наречием своим поселенцов, показывают, что они составляют часть дикаго поля со времен незапамятных, или по крайней мере с Батыева нашествия.
2., Иван-Озеро находится на границе Веневскаго уезда с Епифанским, от Тулы в ** верстах, от Венева в 35, от Епифани в 2*, от Богородицка в 35. Положение свое имеет между гор в болотистом месте. Длина самого озера сажен 60, самая ж большая глубина две сажени с половиною. Но как из него вытекают по противоположному направлению две реки Шат иДон, то можно думать, что оно соединено с подземным бассейном, предполагаемым под Урусовскими провалами (12). (12. – Провалы эти находятся на дне котлообразной местности, занимающей возле села Урусова не менее ста квадратных верст. Их насчитывают до 20 около селений: Талызина, Урусова, Холтобина и Подосинок. На всем этом пространстве нет ни рек ни родников ни озер: одни рытые колодези с водою неприятнаго вкуса и наборные пруды. В селе Урусве в недавнее время вырытый колодезь на глубине 18 сажен пустил из камня струю воды на 5 аршин вверх, которая стоит доселе в одинаковом уровне. Дождевая вода и тающий снег стекат в провалы. Образование котловин следует приписать действию волкана – судя по множеству слитков колчедана, находимых в полях. Замечательно, что на внешней покатости этой котловины или стоят озера, слывущия бездонными: Шишловския, Акульшинское и Озерниковское [Воротило], или бьют фонтанами ключи, как напр. в Араповке, Гремячеве, Осанове, Власове, Княжем, Ясенке и Белколодезе). Не первый Петр обратил внимание на выгодное соединение рек посредством озера. Еще Святослав около 1111 года, узнав что Упа посредством топей Ивано-Озерских соединена с Доном, перетащил свою флотилию в Дон и, спустившись вниз сразился с Каганом (13). (13. Русск. Истор. Сборн. Том. 1. стр.5). Впрочем насыпи по берегам Шата и Дона и разбросанные местами камни старых шлюз надолго пребудут памятниками заботливости Петра о благе России для окрестных жителей. По завоевании Азова, когда великия намерения сего Монарха клонились к владычеству на Черном, искони Русском, море и привлечению Леванской торговли в порты моря Азовскаго, предпринял он намерения устроить шлюзы по сим рекам. В 1697 году приступлено было к сооружению шлюз из тесанного камня для подъема воды, озеро было расчищено, как и самый фарватер рек, болотистые берега их укреплены в виде продолговатых валов дамбами верст на сто в протяжении. Известно, что работники к сему были употреблены из ближайших уездов по наряду, а в последствии были присылаемы пленные Шведы. Работы производились под главным надзором князя Матвея Петровича Гагарина. Всех шлюзов по дону устроено 70, а по Шату 14, из которых последний доселе под этим названием известен в Туле, близ Сретенской церкви.
Село Иван-Озеро, думать надобно, существовало еще до введения Христианской веры в этих местах, потому, что тамошняя церковь построена в честь Иоанна Крестителя, память котораго 24 июня называется языческим именем Купалы в околотке. Сторожевая рать Городенскаго и засечных укреплений по всей вероятности имела временные станы на речке Сторожевой и разведывала отсюда, не угрожает ли какая опасность из за болотных топей Иван-Озера. Названия двух селений и речки Сторожевыми и Семеновскаго селом Нюховкой дают повод к такой догадке.
3., Гремячево, бывший Гремячев, старорязанский город, находился в 30 верстах от Венева на юговосток и своими слободами разселен по обеим берегам реки Прони. Приметами старого города осталось городское укрепление, едва видимое по валу, там где Проня своею излучиной образует высокий полуостров, занятый ныне хлебнозапасным магазином Сельскаго Общества. Этот вал простирался на 145 сажен в длину и 44 сажени поперек. Внутри его находилась деревянная Соборная церковь во имя Архистратига Михаила и две горницы государственнаго строения: одна для воеводы, а другая для канцелярии. Дома церковнаго причта посадских людей занимали землю, где впоследствии поселена Новоприборная Слобода. Под поселением города было 2244 квадратных сажений, прочая около 4 десятин под сенокосами и неудобными местами. При разрытии бута под магазин находили гнилое дерево, человеческия кости и уголь во множестве. Есть воспоминание, что деревянный острог города и все находящиеся в нем по близости здания сгорели во время пожара. (14). (14. – Для развлечения цитируем на память донесение Гремячевскаго воеводы о пожаре, веруя его подлинности, как святости Корана. «Сего Мая, 20 числа, писал он на память мученика Фалалея волею Божиею от разорения по содержанию Феклы Радионовой половина города выгорела до тла и с пожитками, а из остальной половины ползут тараканы в поле; видно, что быть и на эту половину гневу Божию и долголь, коротко ли, и той половине города гореть, что и от старых людей примечено. Того ради не благоугодно будет Правительству повелеть градожителям пожитки свои выбрать, и оставшуюся половину города зажечь, дабы не загорелся бы город невовремя и все пожитки бы не сгорели. Ответ на донесение воеводы: Половина города сгорела: велеть обывателям строиться, и впредь тебе, воевода, не врать и другой половины не зажигать, тараканам и старым бабкам не верить, а дожидаться воли Божией.
Гремячевское укрепление принадлежало, заметно, к линии Старо-Рязанских укреплений по Прони и занимало высшую точку дуги ими описываемой; ибо городки Епифанского уезда: Михайловский, в верховье Таболы, Судаковский и Устенский с точностью обозначают принятое направление тою линиею, и название леваго берега Таболы Ногайскою стороною не оставляет места сомнению; и потому основание Гремячева современно при Пронским городам: Ижеславцу (15) (15. – где ныне Жеславль, казенное село Михайловскаго уезда. Там и доселе, на левом берегу Прони уцелело городище) и Пронску. Стрельцы Гремячевские известны с 1615 года. Мы видим их, то в защите своего города от нападения Татар, то в походах с Царским войском. Они были и на съезде с послами под Смоленском, и потом в походе под Дорогобуш, Калугу и Смоленск с Пожарским. В 1625 году Гремячев долго держали в осаде Крымские Татары. Воевода Москов едва отсиделся в остроге и, по ограниченному числу войска, не мог помогать слободам. Он только успел уведомить Михайловского воеводу Волконского, который нагнав хищников при устье меньшой Таболы, около Хаванщины, в Епифанском уезде, разбил их на голову и отнятый полон и стада возвратил гремячевцем (16). (16. – Исторические сведения и выписки из окладной книги Рязанской Метрополии заимствованы из рукописи Сахарова). Здешние старожлы о подобных погромах рассказывают по своему. Были, де, в старые времена загонщики, народ чужой, ненашенской, разорители нашего города и наших дедов. Много от них было зла Святой Руси и еще более народу православному. Кого, бывало, не убьют, в полон возьмут, чего увезть нельзя, огнем сожгут. Вот одна из наших баб, как воротилась домой, дедам нашим разсказывала. Была я на реке с бельем в те поры, как налетели загонщики на наш город. Не успела опомниться, как злодеи увезли с собой. Долго мучалась у поганцев тех, врозь от милых мне отца, матери, дорогой семьи, роду, племени. И не чаяла быть на родине: но вот дома я! Слава Господу.
Гремячев имел изстари в своих пяти слободах по церкви. В окладной книге Рязанской Метрополии 1677 года о тех церквах и причтах показано:
Церковь Богоявления Господня [что в слободе Беломестной]. У тое церкви двор попа Козьмы, да церковной земли двадцать четвертей в поле, а в дву потому ж, асенных покосов у тое церкви нет. И по сказке тое церкви попа Козьмы за рукою, по новому окладу доведется с тое церкви дани: рубль двадцать два алтына.
Церковь преподобнаго отца Сергия Чудотворца [в слободе Пушкарской]. У тое церкви двор попа Иосифа, двор дьячьков, а церковной земли и сенных покосов нет. И по сказке тое церкви и т. д. дани: одиннадцать алтын пять денег.
Церковь Живоначальныя Троицы [в Новоприборной]. У тое церкви двор попа Никиты, а церковной земли и сенных покосов нет и т. д. дани двенадцать алтын пять денег.
Церковь Живоначальныя Троицы [в Стрелецкой]. У тое церкви двор попа Саввы, двор дьячков, а церковной земли и сенных покосов нет и т. д. дани 24 алтына три деньги.
Церковь Николая Чудотворца в Гремячеве [в слободе Стапроказачьей]. У тое церкви двор попа Иродиона, двор попа силы, двор дьячьков, да церковной земли сорок четвертей в поле, а в дву потому ж, сенных покосов нет и т. д. два рубля, 20 алтын, 2 деньги.
Особеннаго внимания и осмотра в этом селении заслуживает: а)Часовня между слободами Староказачьею и Новоприборною, в которой сохраняется много древних икон; б) подземный ход на правом берегу Прони, в Пушкарских дачах, случайно открытый пахавшим крестьянином, и в) сторожевой курган на прогоне, в 2 верстах от Беломестной слободы.
3., Лихие или Страховитые Артеба находятся между селами Гремячевым и Осановым на побочине дороги. Около артебов виден вал сажен в сорок протяжения, а внутри окопа камень саженей в шесть с надписью, которую от времени и обросшаго моха разобрать нельзя. Под этим камнем зарыты сокровища на тысячу лет, на погибель тысячи голов, говорили мне тамошние старожилы с комическим выражением уверенности. В одном котле, по словам их, накладено залота, в другом серебро, а в третьем камни самоцветные. Красно золото горит ясным солнышком, чисто серебро кипит ключевой водой, а самоцветные каменья блестят краше весенняго дня. Этот клад заперли люди недобрые, дверями железными, замками тяжелыми, а ключи бросили в Океан-море. Много было охотников до чужаго добра, много голов положено в Лихих Артебах, а до заветной головы все не досчитываются. Нашим дедам, говорил один, было раздолье. Бывало придет к кому горе, беда: на гумне ни снопа, в сеннике не клока, на дворе по траве хоть шаром покатись: куда деваться? Ступай в Артеба, как в свой карман. За то старики известны были и на отдачу. Один лишь жидо*ир вздумал покарыстоваться даровыми рублевиками, да не нажитое трудом впрок не идет. Взял, и не отдал. Кончилось тем, что рубли обратились в черепки, семья вся извелась, а старик наложил на себя руки. Люди грамотные прочли, вишь, в черных книгах, что надобно сорвать цвет папоротника на заре Иванова дня, достать разрыв-траву, да черного петуха, потом …. довольно, довольно, прервал я, не было ли недавних случаев разрытия этих артебов? Пытались, барин, да все без толку. Один из наших долго рылся в ямах и напал даже на деревянный накат, из под катораго был слышен необыкновенный шум: но не зачурал, испугался и убежал другой, знает, Алешку Веретено, вырыл глиняный кувшин с старинными рублями, со всем не похожия на наши кувшины, а поверх земли и до сих пор девки находят серебряные колечки. Дело видимое, что тут было становище. Татар, иль других каких нехристей, заключил разсказчик. По близости от артебов, в селе Осанове ведает в Проню речка Колычевка, на берегу которой лежат с незапамятных времен обтесанные камни. Говорили, будто они приготовлены были для Ивано-озерских слюз: но для перевозки за 30 верст мало сотни лошадей и тысячи человек народа.
5., Аннино городище находится в 27 верстах от Венева, при речке Вязовке, на конце села сего имени, в полуверсте от церкви. Вид оно имеет круглый, кругом осыпано валом и обрыто рвом, и вообще более походит на срезанный курган, чем на прочия городища здешних мест. Окружность городка по валу не превышает 55 сажен. На памяти старожилов он был покрыт березовым кустарником, из под котораго видны были пни срубленных дерев. Предание гласит, будто, здесь жил крещенный Татарский князек и имел церковь. А хотя Аннино по ведомости к генеральному плану и показано принадлежащим Зенбулатову: но, следуя системе Ходаковского о происхождении и назначении городищ древле Славянских, и судя по тесноте площади, Аннино городище едва ли не должно почитать памятником язычества Вятичей, прежних обитателей этой местности. И если Татарский князек по стратегическим соображением воспользовался этим городком и построил на нем церковь, то предположение наше не теряет от сего своего значения. У Нестора в летописи еще под 989 годом сказано: Повеле [Володимер] рубити церкви, и поставляти по тем местам, идеже стояху кумиры…..Перун и прочие, идеже требу творяху князь и людие. На другой стороне Вязовки по полю выпахивают человеческия кости, а в курганах под лесом необыкновеннаго размера, по полям находят военные доспехи и оружие.
Верстах в трех от Аннина есть село Мочилы, с двумя церквами каменная, как образец новейшаго вкуса, а деревянная, по многих старинным иконам и древнем церковным принадлежностям, стоит тчательнаго осмотра и описания. Близ приходской деревни Куньих Выселок указывают два кургана с сокровищами разбойника Кудеяра. Село Мочилы не следует смешивать с Мочильским городищем, что на Проне, хотя оба те села одних владельцев Гг. Волковых.
6., Грибовский городок находится верстах в 12 от Венева, на конце села Грибовки. Он занимает площадь не более ¼ десятины и походит на курган. Насыпь еще цела, хотя и уменьшается от запашки. При паханье находят бердыши, копья и картечь. Местные старожилы считают городок Татарскою насыпью и, так сказать, главным притоном их отряда. На ближних полях находят домашния принадлежности: ножи, топоры и т.п. в виде больших ям или артебов думают видеть их землянки. На ближнем поле села Гатей, называемом Бык, выпаханы два ручных жернова.
Верстах в 6 от сего городка находится село Поветкино, населенное, как заметно по выговору, Костромскими уроженцами. При церкви того села, около напрестольного столба, погребена Марья Даниловна Меньшикова, супруга графа Дивиера и сестра Алесандра Даниловича, любимца Петра Великаго. На старом погосте того села уцелел вяз, который своей толщиной свидетельствует, что здесь был поселок лет 300 назад.
7., Белгородище, или сельцо Белгороды находится от Венева в 16 верстах, на левом высоком берегу реки Полосни, в одной версте от впадения в нее речки Свинки (17). (17 – Не здесь ли был Свинск, старорязанский город). Примет городища в самом селении решительно нет и, кроме названия ничто не доказывает о существовании здесь за 500 лет разореннаго города. Но если нет окопов или разрушившихся зданий, то недвусмысленныя названия заставят призадуматься. Не далее версты ниже по Полосне указывают среди кустов Старое городище или Кулигу, и на нем огромный камень, под которым народная молва подозревает клад. Видимые здесь по ночам призраки – порождение суевернаго страха поселян, отчасти же самое название Кулиги дают разуметь, что это место, некогда населенное, оставлено, в следствие несчастных событий, в запустении. Рассказы о жаркой битве на полях Подхоженских, подтверждаемые шестью, почти, впрочем изчезнувшими, курганами, — битве перенесенной на подоль леваго берега Полосни в полуверсте от Белгородья имеют очень близкое отношение к судьбе Рязанскаго Белграда. Верстах в 4 от Белгородья по направлению к Рязани извивается дугой водотечь Погибилка, замечательная неудобством переправы и созвучием с словами Летописцев. Но разскажем известные нам два случая о Белграде.
Рязанцы, думая сделать удобное Владимирскому В. К. Всеволоду Геогиевичу, захватили своих князей и отослали во Владимир. Великий князь Владимирский, удержав прочих, послал одного на престол Рязани, именно Ярослава когда Рязанцы уморив людей лрисланнаго князя, уговорились предать Ярослава Глебу и Изяславу Владимировичам, то Всеволод двинулся с детьми к Рязани, а потом к Белграду в 1208 году и принудив горожан вытти из жилищ с пожитками, сжег тот и другой город (18). (18 – Повествование о России Арциб. Т. I. Стр. 137 и 139). Вот происхождение стораго городища или Кулиги!
Лет через тридцать Битьи с полумиллионом степных варваров появился на границах Рязанских. Пока он требовал с князей десятины, летучие его отряды конечно искали удачнейшей переправы через Проню. Быв, вероятно, отраженны от крепостей Пронска и Ижеславца, они обратились к верховью реки, где за мелководьем переправа могла быть удобнее. Но по сохранившимся воспоминаниям здесь встретила его храбрая дружина Белгородцев. Битьи [Батый] силы своея много побьено и разгневался зело, и нача землю Рязанскую воевати, и повелел бити и жещи и сещи без милости и град Пронск и Белград и Ижеславец разоря до основания и вся люди без милости изсекоша – говорится в сказании о нашествии Батыя (19). (19 – Летописное сказан. о написан. Бат. Сказ. Русск. Народ. Т. III. Сахар.). При нынешнем общем одушевлении против врагов креста Христова не к месту привести рассказ Языкова о смерти героя Коловрата и его дружины в пределах Рязанских при нашествии Батыя.
Вдруг…что то там за топот в ночной тишине На битву, на битву взывают татары. Откуда ж свершитель отчаянной кары? Не все ли погибло в крови и огне? Отчизна, отчизна! Под латами чести Есть сильное чувство, живое, одно…. Поль Мертваго руку подъемлет оно С последним ударом решительной мести. Не синее море кипит и шумит, Почуя внезапный набег урагана:, Шумят и волнуются спутники Хана; Оружие блещет, труба дребезжит, Толпы за толпами, как туча густыя, Дружину отважных стесняют кругом: Сто копий сражаются с Русским копьем. И пало геройство под силой Батыя Редеет начнаго тумана покров, Утихла долина убийства и славы Кто сей на долине убийства и славы Лежит окруженный телами врагов? Уста уж не кличут безтрепетных братий, Ужь кровь запеклась в отверствиях лат, И длань еще держит кровавый булат. Сей падший воитель свободы – Евстафий!
Гедеонов.

==+==+==+==+==+==+==

Popular News

Д.Г. Гедеонов, 1852 год. ВЕНЕВСКИЯ ДРЕВНОСТИ. «Благословите, братцы, старину сказать»…
Выдержки из книги Малицкого П. И. «Приходы и церкви Тульской…
Последние страницы переписки Н.Ф. Мекк и П.И. Чайковского и разрыв…
В.М.Базилевич. Несколько документов к истории Веневских засек в XVII веке…

Подписка

Укажите Ваш Email и будьте в курсе городских новостей